МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

epigrammaton l. i x


IX ←  → XI

Petit Gemellus nuptias Maronillae. 56
Et cupit, et instat, et precatur, et donat. 57
Adeone pulchra est? Immo foedius nil est. 58
Quid ergo in illa petitur et placet? Tussit. 59

Петровский Ф. А.


Гемелл наш Марониллу хочет взять в жены —
влюблен, настойчив, умоляет он, дарит.
Неужто так красива? Нет — совсем рожа!
Что ж в ней нашел он, что влечет его? Кашель.

Впервые: Петровский Ф. А., «Марциал. Эпиграммы», М., 1968, с. 32.

Север Г. М.


Гемелл желает в жены взять Марониллу.
Прельщен, настойчив, просит-молит он, дарит.
Неужто так красива? Мерзче не сыщешь.
Тогда в ней что нашел, что нравится? Кашель.

4. Кашель. Старая богачка болеет, и есть шанс, что скоро умрет. Охота за наследствами в Риме приобрела особый размах в конце I в. до н.э., и была популярной темой римской сатиры этого времени. Для искателей этой удачи существовал отдельный термин: heredipeta (от heredium + petere; наследство + домогаться). Ср. II XXVI. Аммиан Марцеллин XIV VI (22):

Теперь же многие в своем надутом чванстве считают низким всякого кто родился за пределами городских стен — за исключением бездетных и холостых; просто невероятно — с какой изобретательностью ухаживают в Риме за людьми бездетными!..

XXVIII IV (22):

Некоторые заискивают перед богатыми людьми, старыми или молодыми, бездетными или холостыми, или даже такими у кого есть и жена, и дети — в этом отношении не делается никакого различия, — и на удивление изворотливо склоняют их к составлению завещания. Когда же те формулируют свою последнюю волю, и свое имущество оставляют тем кому написано завещание, тогда тут же умирают, как будто судьба ожидала от них именно этого...

Гораций, «Сатиры» II V, 10—17:

Слушай как можешь богатство нажить. Например, не пришлет ли
кто-нибудь или дрозда, иль еще тебе редкость другую —
с нею беги к старику кряхтит что над грудою денег.
Сладких ли яблок, иных ли плодов огорода и сада
пусть он, почетнейший Лар, и отведает прежде чем Лары.
Будь он хоть клятвопреступник, будь низкого рода, обрызган
братнею кровью, будь беглый он раб — но если захочет
чтоб ты шел в провожатых его — не смей отказаться...

«Сатиры» II V, 23—88:

(23) Что я сказал, то скажу и опять! Лови завещанья
и обирай стариков! А если иной и сорвется
с удочки, хитрая рыбка, приманку скусив рыболова,
ты надежд не теряй, и готовься на промысел снова...
(51) Если кто просит тебя прочитать его завещанье,
ты откажись и таблички рукой оттолкни, но сторонкой
сам потихоньку взгляни между тем — что на первой табличке
в строчке второй, и один ты там наследник иль много.
Зорче смотри — чтоб тебя писец из уличной стражи
так не провел как ворону лиса! И Коран этот ловкий
будет потом хохотать над ловцом завещаний Назикой!..
(84) В дни моей старости в Фивах одна старушка лукаво
так завещала — чтоб тело ее, умащенное маслом,
сам наследник на голых плечах отнес на кладби́ще —
ускользнуть от него и по смерти хотела, затем что
слишком к живой приступал он...

Марциал II XXVI:

Невии тяжко дышать, одолел ее кашель жестокий.
Складки одежды она все заплевала тебе.
Что же, Битиник, — уже, по-твоему, кончено дело?
Нет, ты обманут. Хитрит, не умирает она.

II XXXII, 5—6:

Держит раба моего Ларония, не возвращая;
скажешь: «Богата, стара, и без детей, и вдова...»

IV LVI, 1—4:

Что превеликие шлешь вдовицам и старцам подарки —
хочешь чтоб щедрым тебя, Гаргилиан, я назвал?
Нет ни презренней тебя, ни скаредней нет человека
кто бы дарами назвал козни-интриги твои...

VI LXIII, 1—4:

Знаешь, что ловят тебя, и жадину знаешь что ловит;
знаешь и то, Мариан, что́ ему надо словить.
Ты же, однако, его, безумец, внося в завещанье,
все состоянье ему хочешь, глупец, отказать...

Петроний, «Сатирикон» CXVI (2):

Потому как в городе этом ни науки грамотные не обилуют, ни красноречье не находит места, ни воздержность и благочестные нравы не принесли добродетелью пользы, а все люди кого только увидите в этом городе, да будет вам ведомо, поделены на две части — либо кто ловится, либо кто ловит... А те же кто никогда ни супруги не брал, ни близких родственников не имеет — те добиваются высших почестей, ибо только таких держат здесь за бойцов, только таких — за сильнейших и безупречных. Войдете, — заключает, — в город — будто на чумное поле, где нет ничего кроме терзаемых трупов или терзающих воронов.

Плиний Младший, «Письма» II XX:

(2) Тяжело хворала Верания, жена Пизона, того самого которого усыновил Гальба. Приходит к ней Регул. Во-первых, что за бесстыдство прийти к больной которая его ненавидела, и мужу которой он был заклятым врагом. Хорошо если бы только пришел! Он усаживается у самой постели, и начинает расспрашивать в какой день и какой час она родилась. Узнав, нахмурился, уставился в одну точку; шевелит губами, играет пальцами — что-то высчитывает. Долго мучил он ожиданием несчастную; наконец заговорил: «Ты переживаешь критическое время, но выживешь. Чтобы тебе это стало понятнее, я поговорю с гаруспиком; я часто с ним советовался». Тут же приносит жертву и заявляет, что внутренности подтверждают указания светил. Она, доверчивая, как и естественно для опасно больной, требует таблички и отписывает Регулу легат. Скоро ей стало хуже; умирая, она воскликнула: «Негодяй! Вероломный клятвопреступник — нет, больше чем клятвопреступник!» — он клялся ей жизнью сына. Для Регула это преступление частое; он привык призывать гнев богов (которых ежедневно обманывает) на голову несчастного мальчика.
(7) Веллей Блез, богатый консуляр, находясь уже при смерти пожелал изменить завещание. Регул надеялся что-нибудь по этим новым табличкам получить — с недавних пор он принялся обхаживать старика. И вот он уговаривает, умоляет врачей каким угодно способом продлить жизнь Блеза. Когда завещание было подписано, он снял маску, и с теми же врачами заговорил по-другому: «До каких пор вы будете мучить несчастного? Вы не можете продлить ему жизнь; почему не даете умереть спокойно?» Блез умирает, и, будто он все это слышал, не оставив ему ни асса...
(10) Аврелия, женщина почтенная, собираясь составить завещание надела очень красивые туники; Регул пришел подписать завещание. «Завещай мне, пожалуйста, эти туники». Аврелия подумала, что он шутит; нет, он настаивал всерьез. Одним словом, он заставил ее открыть таблички и завещать ему туники на ней надетые; следил за пишущей, проверил написала ли. Аврелия жива, а он принуждал ее словно она уже умирала. И этот человек получает наследства и легаты словно он их стоил.
(12) ...В том государстве где уже давно низость и бесчестность награждены не меньше — нет, больше — чем высокие качества? Посмотри на Регула; жалкий бедняк, какого богатства достиг он подлостью. Он сам рассказывал мне, что, желая узнать скоро ли будет у него полных шестьдесят миллионов, он обнаружил в жертве двойные внутренности. Это знаменье обещало ему и сто двадцать. Они у него и будут, если он будет диктовать завещателям их завещания. Гнуснейшая форма обмана!..

(Легат. Legatum; оставленное по завещанию.)

Тацит, «Анналы» XIII (42):

В Риме он, словно ищейка, выслеживает завещания и бездетных граждан; Италию и провинции обирает непомерной ставкой роста; а у него, Суиллия, скромное, приобретенное личным трудом состояние...

Ювенал IV, 15—19:

...Он купил за шесть тысяч барвену —
как говорят о той рыбе любители преувеличить,
весила столько она сколько стоила тысяч сестерций.
Замысел ловкий хвалю, если он подношеньем барвены
первое место схватил в завещанье бездетного старца...

Фет А. А.


Ищет Гемелл чтоб ему на Маронилле жениться.
Страстен, стоит на своем, умоляет и носит подарки.
До того ли она красива? Противней не сыщешь.
Что ж привлекательно в ней и нравится? Кашляет сильно.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891, ч. 1, с. 35.


X. О Гемелле и Маронилле.

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016