МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

epigrammaton l. i iii


II ←  → IV

Argiletanas mavis habitare tabernas
Cum tibi, parve liber, scrinia nostra vacent
Nescis, heu, nescis dominae fastidia Romae
Crede mihi, nimium Martia turba sapit
5Maiores nusquam rhonchi: iuvenesque senesque
Et pueri nasum rhinocerotis habent
Audieris cum grande sophos, dum basia iactas
Ibis ab excusso missus in astra sago
Sed tu ne totiens domini patiare lituras
10Neve notet lusus tristis harundo tuos
Aetherias, lascive, cupis volitare per auras
I, fuge; sed poteras tutior esse domi

Краснов П.


Предпочитаешь лежать в аргилетской ты лавке, о книга,
И неприятен тебе в ящиках наших покой.
Право, не знаешь, не знаешь ты прихоти сильного Рима —
Очень разборчивы, верь, Марсовы эти сыны.
5Фыркают там, как нигде, точно будто у юношей, старцев,
Отроков всех на лице нос носорога сидит.
Ежели ты от одних похвалы и лобзания встретишь,
То, разорвавши в клочки, бросят другие тебя.
Ты же, чтоб больше помарок не делал в тебе твой хозяин,
10И остроумных стихов не исправлял бы опять,
Жаждешь, веселая, скрыться в лазурной дали небосклона...
Что же, иди; но, поверь, ты безопаснее здесь.

Книге, горящей нетерпением предстать свету. Впервые: «Журнал Министерства народного просвещения», 1892, № 12, отд. 5, с. 124.

Петровский Ф. А.


Предпочитаешь ты жить в аргилетских, книжечка, лавках,
Хоть и открыты всегда наши лари для тебя.
Нет, ты не знаешь, увы, как владыка-Рим привередлив.
Верь мне, умна чересчур сделалась Марса толпа.
5Больших насмешников нет нигде: у взрослых и старых,
И у мальчишек-то всех — как носорожьи носы.
Браво лишь громкое ты услышишь, даря поцелуи.
Как на военном плаще, к звездам подбросят тебя.
Но, чтоб тебе не терпеть постоянных господских поправок,
10Чтобы суровый тростник шуток твоих не марал,
Хочешь, проказница, ты порхать, уносимая ветром!
Ну, убегай! А могла б дома спокойно лежать.

Ст. 1. ...в аргилетских... лавках... — Аргилет, площадь на западном конце Субуры, главной торговой улицы Рима.

Север Г. М.


Предпочитаешь ты жить, книжонка, в Аргилета лавках,
даром что в наших тебе место найдется ларях.
Только не знаешь, увы, надменности Рима-владыки —
стала умна чересчур Марса, поверь мне, толпа.
5Громче не хрюкнешь никак: юнцы, седовласые старцы,
даже мальчишки что твой держат носы носорог.
«Браво», ловя поцелуй, ты мощное только заслышишь —
так на плаще поддадут, к звездам небесным взлетишь.
Чтобы, однако, не знать бессчетных хозяйских помарок,
10чтобы суровый тростник шуток твоих не чертил,
дерзко желаешь нестись небесным, проказница, ветром!
Ну, убегай! А могла б дома целехонька быть.

1. Аргилет (Argiletum) — одна из центральных улиц и одноименный район в Риме, в низине между холмами Эсквилин и Виминал, между Римским форумом (Forum Romanum) и районом Субура (Subura) (Google Maps http://goo.gl/maps/8LvGI). Одна из главных торговых улиц; здесь находились лавки книготорговцев, сапожников, ремесленников, в том числе лавка книгопродавца Атректа (I CXVII). Название происходит либо от argilla («глина»; в этом районе когда-то находились глиняные карьеры), либо от letum Argi («гибель Аргуса», который когда-то мог быть убит в этом месте). В пользу второй версии говорит то, что в I CXVII и II XVII Марциал разъединяет слово на части; тж. упоминание у Вергилия («Энеида» VIII, 346):

Лес Аргилетский Эвандр показал и, поклявшись священным
этим наделом, гостям о кончине Аргуса поведал...

2. Ларях. Scrinium; круглый ящик, ларец для хранения книг, бумаг и т.п.

4. Марса... толпа. Римский народ, так как Марс считался отцом Ромула и Рема.

4. Умна чересчур... толпа. Поэтическая «компетентность» столичной толпы — один из предметов насмешки у Марциала.

5. Громче не хрюкнешь никак. Maiores nusquam rhonchi; букв. «большего храпения нигде/никоим образом нет»; грецизм; ῥέγκω, ῥέγχω — 1) храпеть; 2) сопеть, фыркать, хрюкать (о животных). Этим словом греки обозначали фырканье, хрюканье, которое издавалось в насмешку.

6. Что твой держат носы носорог. Об обыкновении задирать и морщить нос, выражая насмешливое, спесивое неодобрение. В отношение этой манеры римлян существовало немало шуток в роде «будешь слишком задирать нос — будешь похож на носорога» и т.п. Заносчивость римлян («властелинов мира» и «духовных лидеров» Средиземноморья), вошедшая в поговорки, их склонность к subsannandi calliditas («искусство глумления») — один из предметов насмешки у Марциала. Ср. XIII II, 1—2:

Будь как угодно носат, будь сам даже нос воплощенный,
что и Атланту невмочь будет нести на плечах,
хоть поднимай самого, пожалуйста, на смех Латина —
шуткам моим вопреки много тебе не сказать...

7. Браво. Грецизм; σοφῶς (букв. «мудро, тонко, хитро»); аналог «Браво!» в совр. русск.

7. Ловя поцелуй. По чтению «dum basia captas», в отличие от «dum basia iactas». Воздушный поцелуй — знак одобрения, похвалы. В знак большого одобрения слушатель мог поцеловать декламирующего, даже саму книгу. I LXXVI, 13—14:

...Там-то ведь деньги звенят. У наших подмостков и кафедр,
не приносящих плодов, лишь поцелуи звучат.

8. Так на плаще поддадут. Ловить ночью прохожих и подбрасывать их на плаще — забава, которой предавалась подвыпившая молодежь. Светоний (Отон 2):

С ранней молодости <Отон> был такой мот и наглец, что не раз был сечен отцом; говорили, что ночами он бродил по улицам и всякого прохожего, который был слаб или пьян, хватал и подбрасывал на растянутом плаще...

Двойная метафора: 1) «воспаришь к звездам» как бессмертный шедевр; 2) будучи в пренебрежении у пьяных насмешников.

9. Не знать бессчетных хозяйских помарок. Тж. избежать лишних правок, которые могут пойти во вред.

10. Тростник (arundo, harundo), очиненный соответствующим образом, использовался для письма на пергаменте. Тростник для письма добывался главным образом в Египте. XIV XXXVIII:

Годный бумаге тростник земля нам Мемфиса дарует.
Крышу свою уложи с прочих болот тростником.

10. Суровый тростник. Амбив. смысл; аллюзия на александрийскую школу, ее формализм, «правильность», фиксацию смысла произведения во внешнем изяществе, ненатуральной чистоте, доведение этих принципов до предела, за которым собственно поэзия исчезает. Во время Марциала большинство александрийских литераторов считались и являлись «бездушными, холодными рифмоделами».

11. Нестись небесным... ветром. Стать бессмертным шедевром; ср. 8.

11—12. Дистих, в смысле отношения к собственной работе, вызвал подражание у многих поэтов.

Фет А. А.


В Аргилетских зажить предпочитаешь ты лавках,
Книжка малютка, хоть есть место на полках моих.
Ты не знаешь, увы! — надменности Рима владыки:
Верь мне, умна чересчур Марсова стала толпа.
5Больших насмешников нет, и юноши наши, и старцы,
Мальчики даже носы носят, что твой носорог.
Как услышишь ты крик: исполать! и пошлешь поцелуи,
Так на плаще поддадут, что до небес ты взлетишь.
Но чтобы стольких тебе не сносить хозяйских помарок,
10И суровый тростник шуток твоих не пятнал,
Бойкая, ты улететь стремишься в воздушные страны;
Ну убегай, но могла б дома целее ты быть.

III. О книге своей, жаждущей выйти в свет.


1. Аргилет, площадь в Риме по близости forum Caesaris, заимствовавшая имя от letum Argi, смерть Аргуса, потому что на ней был убит некий Аргус. Поэтому Марциал разъединяет это слово I, 117 и II, 17. На этой площади были различные лавки, в том числе и книгопродавца Атректа.

4. Марсова толпа, римский народ, так как Марс был отец Ромула и Рема.

6. Нос, как представитель насмешки.

8. Так на плаще поддадут. Такое шуточное оскорбление дозволяла себе ночью молодежь над прохожими, подбрасывая их на растянутом плаще. Эта проказа повторялась в Рим нередко, и ей в молодости предавался и Оттон (см. Свет. Оттон, 2).

10. Тростник, употребляемый и очиняемый на манер нашего пера.

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016