МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

epigrammaton l. x lxxvi


LXXV ←  → LXXVII

Hoc, Fortuna, tibi videtur aequum
Civis non Syriaeve Parthiaeve
Nec de Cappadocis eques catastis
Sed de plebe Remi Numaeque verna
5Iucundus, probus, innocens amicus
Lingua doctus utraque, cuius unum est
Sed magnum vitium, quod est poeta
Pullo Mevius alget in cucullo
Cocco mulio fulget Incitatus

Петровский Ф. А.


Что ж, по-твоему, ты права, Фортуна?
Гражданин не сирийский иль парфянский,
И не всадник с досок каппадокийских,
Но земляк и сородич Рема, Нумы,
5Верный друг, безупречный, милый, честный,
Языка оба знающий, но, правда,
С тем пороком немалым, что поэт он,
Зябнет Мевий в своей накидке темной...
Разодет Инцитат-наездник в пурпур.

Фет А. А.


Это ль, Фортуна, тебе кажется правдой?
Не сириец какой или парфянин,
И не всадник с досок каппадокийских,
А из Ремовых чад Нуме домашний,
5Честный, невинный и друг самый веселый,
Обоим обучен языкам, но с единым
Только пороком большим, он стихотворец.
Мэвий зябнет в своей скорбной накидке,
В пурпуре же Инцитат блещет погонщик.

LXXVI. О Мэвии. Можно предположить, что, оплакивая печальную долю стихотворцев под именем Мэвия, Марциал отчасти говорит о себе.

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016