МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

epigrammaton l. xi ii


I ←  → III

Triste supercilium durique severa Catonis
Frons et aratoris filia Fabricii
Et personati fastus et regula morum
Quidquid et in tenebris non sumus, ite foras
5Clamant ecce mei ‘Io Saturnalia’ versus
Et licet et sub te praeside, Nerva, libet
Lectores tetrici salebrosum ediscite Santram
Nil mihi vobiscum est: iste liber meus est

Петровский Ф. А.


Брови угрюмые, взгляд исподлобья суровый Катона,
Да и Фабриция с ним, пахаря бедная дочь,
Спеси личина и с ней лицемерная благопристойность,
Что моему существу чуждо, — ступайте вы прочь!
5В честь Сатурналий «ио!» восклицают стихи мои, слышишь?
Так нам при Нерве теперь можно и любо кричать.
Строгие люди пускай изучают корявого Сантру,
Мне же нет дела до них: эта вот книга — моя.

Фет А. А.


Хмурые брови и лоб суровый и строгий Катона,
И Фабриция ты сельского пахаря дочь,
И под личинами спесь и нравов цензура, —
Все, чем во мраке не мы, вон уходите за дверь.
5«О Сатурналии!» — так стихи мои восклицают;
Нерва, под властью твоей радостно это и след.
Над ухабистым Санктрой читатели грустные мучьтесь;
Общего нет между нас: книжка вот эта моя.

II. Читателям.


3. Под личинами, под маской скрытае.

4. Чем во мраке не мы. При объяснении этого стиха комментаторы, указывая на непорочность и сияющую днем стыдливость, ссылаются на силу ночи, согласно стихам Овидия (I, Любви, эл. 67 ст. 59—60), где говорится:

Ночь и Амур и вино воздержанья ничуть не внушают!
В первой стыда нет; а страх Вакху с Амуром чужой.

Поэтому смысл настоящего стиха: вся та чопорность и притворная сдержанность, которая оставляет нас ночью, уходи за дверь.

7. Санктра, плохой неизвестный нам поэт.

8. Книжка вот эта моя, т.е. написанная со свойственным мне чистосердечием.

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016