МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

epigrammaton l. xi xxxix


XXXVIII ←  → XL

Cunarum fueras motor, Charideme, mearum
Et pueri custos adsiduusque comes
Iam mihi nigrescunt tonsa sudaria barba
Et queritur labris puncta puella meis
5Sed tibi non crevi: te noster vilicus horret
Te dispensator, te domus ipsa pavet
Ludere nec nobis, nec tu permittis amare
Nil mihi vis et vis cuncta licere tibi
Corripis, observas, quereris, suspiria ducis
10Et vix a ferulis temperat ira tua
Si Tyrios sumpsi cultus unxive capillos
Exclamas ‘Numquam fecerat ista pater’
Et numeras nostros adstricta fronte trientes
Tamquam de cella sit cadus ille tua
15Desine; non possum libertum ferre Catonem
Esse virum iam me dicet amica tibi

Латышев В. В.


Ты, Харидем, в колыбели качал меня, мальчику дядькой
Верно служил и ходил всюду за мной по пятам.
Вот полотенце чернеет уж, если я бороду брею,
И от колючих усов плачет подружка моя.
5Все ж для тебя я не вырос, тебя наш дворецкий боится,
Ключник дрожит пред тобой, в страхе ты держишь весь дом;
Ни полюбить, ни потешиться нам не даешь позволенья,
Хочешь, чтоб можно тебе все было, мне ж — ничего;
Сыплешь упреки, угрозы и жалобы, тяжко вздыхаешь,
10Розгу чуть-чуть не берешь в гневе своем на меня.
Волосы я напомажу, иль тирское платье надену —
Ты уж кричишь: «Твой отец так не дурил никогда!»
Лоб свой наморщив, ты каждую нашу полушку считаешь,
Словно кубышку ту взял я из твоей кладовой.
15Брось! Не могу я терпеть посреди своих вольных Катона!
Скажет подружка тебе — стал я мужчиной давно!

Впервые: Латышев В. В., «На досуге», СПб., 1898, с. 72.

Петровский Ф. А.


Некогда ты, Харидем, баюкал меня в колыбели,
Спутником, мальчику, мне и охранителем был.
Нынче же после бритья моего полотенца чернеют,
И недовольна моей колкой подруга губой.
5Но для тебя я — дитя: тебя наш управитель боится
И казначей, и весь дом в страхе ты держишь у нас.
Не разрешаешь ты мне ни ухаживать, ни баловаться,
Воли ни в чем не даешь, все позволяя себе.
Ходишь за мной по пятам, вздыхаешь, ворчишь ты и ловишь
10И, в раздраженье, меня только что палкой не бьешь.
Стоит мне пурпур надеть или волосы мне напомадить,
Ты уж кричишь: «Никогда так не дурил твой отец!»
Брови нахмуря, ведешь ты счет всем нашим стаканам,
Точно бы пили вино мы из твоих погребов.
15Полно тебе: нестерпим мне отпущенник в роли Катона!
Можешь узнать, что я муж, ты у подруги моей.

Фет А. А.


Ты когда-то мою, Харидем, качал колыбельку,
Мальчику дядькою был и постоянно при мне.
Уж полотенце мое бородою обритой чернеет,
И на уколы от губ плачется дева моя;
5Но для тебя я не взрос: тебя наш приказчик боится
И казначей, и тебя самый пугается дом.
Ни поиграть не даешь ты мне, ни любить разрешенья;
Мне ничего ты и все хочешь дозволить себе.
Ты упреждаешь, блюдешь, порицаешь меня и вздыхаешь,
10И воздержаться едва может твой гнев от лозы.
Ежели тирский наряд я надел и волосы смазал,
Ты вопишь: «Никогда так бы не сделал отец»;
И нахмуривши лоб, мои ты кубки считаешь,
Словно явилась бы кадь нам из пивницы твоей.
15Перестань, не могу отпущенца сносить я Катона.
Что я мужчина, тебе скажет подруга моя.

XXXIX. На Харидема.

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016