МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

epigrammaton l. v xvi


XV ←  → XVII

Seria cum possim, quod delectantia malo
Scribere, tu causa es, lector amice, mihi
Qui legis et tota cantas mea carmina Roma
Sed nescis, quanti stet mihi talis amor
5Nam si falciferi defendere templa Tonantis
Sollicitisque velim vendere verba reis
Plurimus Hispanas mittet mihi nauta metretas
Et fiet vario sordidus aere sinus
At nunc conviva est comissatorque libellus
10Et tantum gratis pagina nostra placet
Sed non et veteres contenti laude fuerunt
Cum minimum vati munus Alexis erat
‘Belle’ inquis 'dixti: iuvat et laudabimus usque.
Dissimulas? facies me, puto, causidicum

Петровский Ф. А.


Что не серьезное я, — хоть к нему и способен, — а шутки
Предпочитаю писать, ты, друг-читатель, виной.
Ты ведь читаешь мои и по Риму стихи распеваешь,
Но ты не знаешь, чего стоит мне эта любовь.
5Коль под защиту бы я Серпоносного храм Громовержца
Взял иль с несчастных взимал плату ответчиков я,
С множества я моряков получал бы испанское масло,
Деньгами разными всю пазуху я б измарал.
Ну а теперь мне и гость, и товарищ по выпивке — книжка,
10И лишь задаром для всех эти страницы милы.
Но не одной похвалой и древние были довольны,
Коль и Алексий певцу даром ничтожнейшим был.
«Ты превосходно сказал, — говоришь, — и тебя мы захвалим!»
Не понимаешь? Смотри! Стряпчим заделаюсь я!

Ст. 5. Серпоносного храма Громовержца... — т.е. Сатурна, где хранилась государственная казна.

Ст. 12. Алексий — раб, подаренный Вергилию.

Фет А. А.


Что, хоть бы важное мог, забавное предпочитаю
Я писать, виноват в том, друг читатель, лишь ты;
Песни мои ты поешь и читаешь по целому Риму,
А не знаешь, во что стала мне эта любовь.
5Ибо у храма Косой Звенящего коль защищать бы
И обвиненным хотел скорбным я речь продавать,
Часто б пловец привозил ко мне Испанские бочки,
И загрязнил бы мою пазуху всякий металл.
Ныне же в гости пошла да в сотрапезницы книжка,
10И безвозмездно лишь всем нравятся наши листы.
Но и древние тожь были славой одной недовольны,
Как поэту был дар самый меньшой Алексис
«Славно сказал», говоришь, — «мы будем хвалить бесконечно».
Что надуваешь? Никак в стряпчие гонишь меня.

XVI. Читателю.


5. Косой Звенящего, то есть: если бы я захотел выступить защитником на Форуме, близ храма Сатурна, то получал бы от защищенных многочисленные подарки, в виде Испанского вина и наличных денег.

12. Алексис, прелестный мальчик, подаренный Меценатом Вергилию (см. VIII, 55, 9—16).

Шатерников Н. А.


Мог бы о важном писать, но пишу о забавном я только:
Друг мой, читатель, в тебе вижу причину тому.
Ты ведь читаешь стихи, по всему распевая их Риму, —
Только во что обошлась эта любовь мне твоя?
5Если б я выбрал себе Сатурна храм Серпоносца,
И подсудимый, в беде, слово мое бы купил, —
Слало б мне море тогда свои бочки с испанским товаром,
Стала бы тога моя грязной от равных монет.
Нынче же книжки мои — за столом и на шумной пирушке.
10Милы страницы мои, только не платит никто.
Нет! не такой для себя были древние счастливы славой.
Маленьким даром Алекс был для поэта тогда.
«Вот хорошо ты сказал! хвалить без конца тебя будем».
Ах ты, притворщик! Уж быть, видно, сутягою мне!

Ст. 5. Если б я выбрал себе Сатурна храм — то есть вел бы процессы по делам государственного казначейства, которое помещалось в храме Сатурна.

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016