МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

epigrammaton l. vi lxx


LXIX ←  → LXXI

Sexagesima, Marciane, messis
Acta est et, puto, iam secunda Cottae
Nec se taedia lectuli calentis
Expertum meminit die vel uno
5Ostendit digitum, sed inpudicum
Alconti Dasioque Symmachoque
At nostri bene computentur anni
Et quantum tetricae tulere febres
Aut languor gravis aut mali dolores
10A vita meliore separentur
Infantes sumus, et senes videmur
Aetatem Priamique Nestorisque
Longam qui putat esse, Marciane
Multum decipiturque falliturque
15Non est vivere, sed valere vita est

Краснов П.


Шестьдесят вторую жатву
Видит Котта, а досель
Принужден ни разу не был
Злой болезнью слечь в постель,·
5И с насмешкой дерзкой кажет
Кукиш всем он докторам...
Марциал! А если точно
Счесть бы наши годы нам·
И те дни, когда лежали
10Мы, болезнями томясь,
Исключить совсем из счета —
Стали б мы детьми как раз.·
Оттого-то Нестор может
Долговечным ложно слыть —
15Жизнь ведь в том, чтоб быть здоровым,
А не в том, чтоб долго жить.

Впервые: «Журнал Министерства народного просвещения», 189988, № 6, отд. 5, с. 84.

Петровский Ф. А.


Шестьдесят, Марциан, и даже на две
Больше жатв, полагаю, видел Котта,
Но и дня одного он не припомнит,
Чтоб ему надоело страсти ложе,
5И, бесстыдно сложивши пальцы, кажет
Он на Симмаха, Дасия, Алконта.
А у нас, сосчитай-ка наши годы
II все те, что жестокой лихорадкой,
И недугом, и злою скорбью взяты,
10Отделить от счастливой жизни надо:
Мы юнцы, а уж смотрим стариками.
Тот, кто Нестора век или Приама
Долголетним считает, Марциан мой,
В заблужденье находится глубоком:
15Жизнь не в том, чтобы жить, а быть здоровым.

Ст. 6. Симмах, Дасий, Алконт — врачи.

Фет А. А.


Шестидесятая, Марциан, уже жатва
Да и вторая, я чай, минула Коте,
Но, чтоб томления он жаркой постели
Испытал, одного и дня не припомнит.
5Кажет палец он свой только бесстыдный
Дазии и Альконту и также Симмаху.
Если же годы у нас счесть хорошенько,
И что умчало из них зло лихорадок,
Иль расслабленье, или болесть лихая,
10Из наилучшей пришлось жизни откинуть,
То мы дети, хотя видом и старцы.
Кто Приама или Нестора годы
Долговременными, Марциан, считает,
Ошибается и сильно в обмане.
15Не в прожитии жизнь наша, а в здравье.

LXX. Марциану.


5. Бесстыдный; при выражении презрения к кому-либо, вроде нашего кукиша, римляне вытягивали средний палец, подгибая два его окружающих. Так Котта, никогда не испытывавший болезней, кажет этот бесстыдный палец врачам: Дазии, Альконту и Симмаху.

Шатерников Н. А.


Шестьдесят, Марциан, и две пожинки,
Как мне кажется, уж прошли для Котты.
Но не помнит и дня, чтоб испытал он
Злой болезни тоску на жарком ложе.
5Вместо пальца он шиш врачам покажет:
И Альконту, и Дасию, Симмаху.
А теперь перечтем мои годины.
Все, что отняли лихорадки злые,
Слабость тяжкая и болезнь лихая, —
10От здоровой мы жизни здесь отделим:
Годы детские, а кажусь я старым.
Кто Приамовы, Несторовы сроки
Жизнью долгою, Марциан, считает, —
Он ошибся иль он обманут горько:
15Жизнь не в том, чтобы жить, но жить здоровым.

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016