МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

epigrammaton l. vii xx


XIX ←  → XXI

Nihil est miserius neque gulosius Santra
Rectam vocatus cum cucurrit ad cenam
Quam tot diebus noctibusque captavit
Ter poscit apri glandulas, quater lumbum
5Et utramque coxam leporis et duos armos
Nec erubescit peierare de turdo
Et ostreorum rapere lividos cirros
Buccis placentae sordidam linit mappam
Illic et uvae conlocantur ollares
10Et Punicorum pauca grana malorum
Et excavatae pellis indecens volvae
Et lippa ficus debilisque boletus
Sed mappa cum iam mille rumpitur furtis
Rosos tepenti spondylos sinu condit
15Et devorato capite turturem truncum
Colligere longa turpe nec putat dextra
Analecta quidquid et canes reliquerunt
Nec esculenta sufficit gulae praeda
Mixto lagonam replet ad pedes vino
20Haec per ducentas cum domum tulit scalas
Seque obserata clusit anxius cella
Gulosus ille, postero die vendit

Каплинский В.


Обжорливей, несчастней Сантры ничего
на свете нет. Когда на званый прибежит
обед, которого так долго ожидал,
он трижды просит шеи кабана, спины —
5четырежды, а зайца — чуть ли не всего.
Ему не стыдно ложно клясться, что дрозда
не брал, хватать волокна синей устрицы.
Кусками пирога грязнит салфетку он;
в нее ж пихает он отборный виноград,
10куски пунических гранат; туда ж сует
и матку полную свиньи, срамную часть,
и смокву, уж подгнившую, и дряблый гриб.
Когда ж салфетка рвется, полная покраж,
за пазуху кладет объедки позвонков
15и, голову отъев, остаток горлицы.
Позором не считает длинною рукой
собрать чего не захотели есть и псы.
Обжоре жадному, однако, мало яств —
у ног в бутылку он вино с водою льет.
20Когда же все чрез двести лестниц он снесет
домой — сидит, запе́ршись в комнатке своей,
покражу бережет, чтоб утром все продать.

«Гермес», Пг., 1915, № 2, с. 42—43.

Петровский Ф. А.


Таких обжор презренных нет, каков Сантра:
Лишь только прибежит он на обед званый,
Какой давным-давно он день и ночь ловит,
По три-четыре раза чрева он вепря,
5Два заячьих бедра, лопатки две просит,
Божбы ему не стыдно для дрозда ложной
И кражи устриц с бахромой совсем бледной.
Куском лепешки мажет он платок грязный,
Куда он и горшечных насует гроздьев,
10И горстку зерен из плодов гранат красных
С дрянною кожей от объеденной матки,
И прелых винных ягод, и грибов дряблых.
Накравши столько, что платок вот-вот лопнет,
Костей огрызки и остатки он горлиц,
15Уж безголовых, в теплой пазухе прячет,
Зазорным не считая запустить руку
В объедки, от которых даже псам тошно.
Но мало глотке алчной лишь одной снеди:
В бутыль-подружку он вино с водой цедит.
20И, по двумстам ступеням взгромоздив, это
К себе в каморку под замок скорей прячет
Обжора-Сантра, чтобы все продать завтра.

Фет А. А.


Нет гнусней ничего и прожорливей Сантры.
Как бежит приглашен к настоящей трапезе,
Коей столько дней и ночей добивался,
Трижды он вепря и бедр четырежды просит,
5Оба от зайца стегна и обе лопатки,
Не краснеет, клянясь, что дрозда не давали,
И хватать бледноватые бороды устриц.
Грязный мажет ручник кусками оладьев,
И туда же горшковые суются грозды,
10И пунийских гранатов немногие зерна,
И неприличная шерсть объедков свинины,
И текущие смоквы, и гриб поразбрюзгший.
Но как от тысячи краж ручник уже рвется,
Прячет оглоданные позвонки он в пазухе теплой
15И с отъеденною головой от горлицы тушку.
Не считает стыдом сбирать крохоборец,
Вытянув руку, и то, что оставлено псами.
Не сыта еще глотка добычей съестного,
Смесью вина он бутыль у ног наливает.
20Это когда он домой унесет на двести степеней
И боязливо запрет на задвижку каморку,
Этот обжора продаст все на другой день.

XX. На Сантру.


2. Recta coena, настоящая трапеза, за которой приглашенные клиенты возлегали вместе с патроном, была восстановлена Домицианом вместо небольшой денежной подачки, вошедшей перед тем в употребление.

20. На двести ступеней, указывает, что Сантра жил на самом чердаке подобно беднякам.

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016