МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

epigrammaton l. viii xxx


XXIX ←  → XXXI

Qui nunc Caesareae lusus spectatur harenae
Temporibus Bruti gloria summa fuit
Aspicis, ut teneat flammas poenaque fruatur
Fortis et attonito regnet in igne manus
5Ipse sui spectator adest et nobile dextrae
Funus amat: totis pascitur illa sacris
Quod nisi rapta foret nolenti poena, parabat
Saevior in lassos ire sinistra focos
Scire piget post tale decus, quid fecerit ante
10Quam vidi, satis hanc est mihi nosse manum

Петровский Ф. А.


То представленье, что мы на цезарской видим арене,
В Брутов считалося век подвигом высшим из всех.
Видишь, как пламя берет, наслаждаясь своим наказаньем,
И покоренным огнем храбрая правит рука?
5Зритель ее перед ней, и сам он любуется славной
Смертью десницы: она вся на священном огне.
Если б насильно предел не положен был каре, готова
Левая тверже рука в пламень усталый идти.
После отваги такой мне нет дела, в чем он провинился:
10Было довольно с меня доблесть руки созерцать.

Фет А. А.


Та игра, что теперь на цезарской видят арене,
В Брутовы времена славы вершиной была.
Глянь, как терпит огонь, и наказаньем довольна
В изумленном царит пламени храбро рука!
5Собственный зритель он тут и благородной десницы
Гибели рад: вся она жертвою стала огня.
Если бы казнь у него не вырвали силой, готова б
Левая злее еще в пламя проникнуть рука.
Знать после доблести сей не хочу, что делал он прежде:
10Руку, что видел, с меня было довольно познать.

XXX. Зрелище Сцеволы. Осужденный преступник должен был на арене действительно разыгрывать роль Муция Сцеволы.

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016