МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

петровский ф. а.


Петровский Ф. А., LIBER III, 100 перев.

iii i. hoc tibi quidquid id est longinquis mittit ab oris

Что бы тут ни было, шлет тебе это из дальних пределов
Галлия, имя какой римская тога дала.
Верно, похвалишь, прочтя, ты не эту, а прежнюю книгу,
Но ведь и эта и та, что предпочел ты, — мои.
5Что же? Пусть будет милей рожденная в нашей столице,
Ибо должна победить галльскую книгу своя.

Ст. 2. Галлия, имя какой римская тога дала. — Северная часть Италии по правому берегу Пада (ныне По) называлась Gallia togata, так как жители ее носили тогу как римские граждане.

iii ii. cuius vis fieri, libelle, munus

Ты подарком кому быть хочешь, книжка?
Добывай покровителя скорее,
Чтобы в черную кухню не попасться
И тунцам не служить сырой оберткой
5Иль мешочком для ладана и перца.
Ты к Фавстину спешишь на грудь? Разумно!
Кедрецом умащенная, пойдешь ты
И, с обеих сторон в убранстве пышном,
Закичишься головками цветными;
10Всю покроет тебя изящный пурпур,
Загордится червленый заголовок:
Под защитой такой и Проб не страшен.

Ст. 7. Кедрец — масло против насекомых.

Ст. 12. Проб— римский ученый грамматик Валерий Проб.

iii iii. {formonsam faciem nigro medicamine celas

Снадобьем черным лицо красивое ты укрываешь,
Но некрасивым своим телом ты воду мутишь.
Верь (богиня сама вещает моими устами):
«Или открой ты лицо, или купайся в плаще».

Эта эпиграмма присутствует не во всех рукописях, и считается некоторыми исследователями подложной.

iii iv. romam vade, liber: si, veneris unde, requiret

В Рим, моя книга, ступай! Если спросят, откуда пришла ты,
«Я из тех стран, где идет, — скажешь, — Эмилиев путь».
Если ж, в какой мы земле, в каком мы городе, спросят,
Форум Корнелиев ты можешь в ответ указать.
5Спросят, зачем я ушел, — скажи ты вкратце о многом:
«Да надоело ему тогу напрасно таскать».
Скажут: «Когда же назад он вернется?» Ответишь: «Поэтом
Рим он покинул; придет он кифаредом теперь».

Ст. 2. Эмилиев путь — дорога из Ариминия (ныне Римини) в Плаценцию (Ныне Пьяченца) в Цизальпинской Галлии.

Ст. 4. Форум Корнелиев — ныне Имола.

Ст. 8. Кифаред — певец и музыкант.

iii v. vis commendari sine me cursurus in urbem

В Город идя без меня, ты желаешь, чтоб многим представил,
Я тебя, книжка моя, или всего одному?
Будет с тебя одного, поверь мне; чужой ты не будешь
Юлию: имя его я повторяю всегда.
5Сыщешь его ты легко у самого входа на Текту:
Дом, где теперь он живет, раньше был Дафнида дом.
Есть у него и жена, что в объятья, к груди прижимая,
Примет тебя, если ты и запыленной придешь.
Вместе ль обоих найдешь, или первым его иль ее ты
10Встретишь, скажи: «Приказал Марк передать вам привет».
Хватит с тебя: пусть других представляют письмом, но напрасно
Думаешь ты, что друзьям надо представленной быть.

Ст. 1. В Город идя без меня... — Рим часто называли просто «Город».

Ст. 5. Текта — колоннада в северной части Рима.

iii vi. lux tibi post idus numeratur tertia maias

День, что третьим идет по счету за идами мая,
Должен вдвойне, Марцеллин, праздником ты почитать.
В этот день твой отец свет неба увидел впервые,
Ты посвятил в этот день щек твоих первый пушок.
5Пусть одарил он отца всеми благами радостной жизни,
Большего счастья ему не приносил этот день.

iii vii. centum miselli iam valete quadrantes

Грошей несчастных ты прощай теперь, сотня —
Раздача свите, что давно уж с ног сбилась,
Что ей давал, бывало, банщик весь потный.
С голодными друзьями что же вам делать?
5Конец пришел подачкам от царей гордых.
«Увертки прочь: давайте-ка оклад полный!»

iii viii. ‘thaida quintus amat.’ quam thaida? 'thaida luscam.

«Квинт в Таиду влюблен». — «В какую Таиду?» — «В кривую».
Глаз у Таиды один, Квинт же на оба ослеп.

iii ix. versiculos in me narratur scribere cinna

Пишет стишки на меня, как слухи носятся, Цинна.
Как же он пишет, когда их не читает никто?

iii x. constituit, philomuse, pater tibi milia bina

Установил, Филомуз, твой отец по две тысячи в месяц
На содержанье тебе день ото дня выдавать:
Так как назавтра всегда ты из мота бы делался нищим,
То при пороках твоих нужен поденный паек.
5Но умирая, тебе завещал он все до копейки,
Так он тебя, Филомуз, вовсе наследства лишил.

iii xi. si tua nec thais nec lusca est, quinte, puella

Если подружка твоя не крива, не Таидой зовется, —
Квинт, почему же моим дистихом ты оскорблен?
Просто по сходству имен назвал я Таидой Лайду,
А с Гермионой, скажи, чем же Таида сходна?
5Правда, сам-то ты — Квинт. Ну, заменим любовника имя:
Пусть, коль угодно, не Квинт любит Таиду, а Секст.

iii xii. unguentum, fateor, bonum dedisti

Умастил, признаю, вчера чудесно
Сотрапезников Квинт, но есть им не дал.
Смех какой: голодать, но надушиться!
Кто лежит умащенным без обеда,
5Представляется мне, Фабулл мой, трупом.

iii xiii. dum non vis pisces, dum non vis carpere pullos

Ты не желаешь ни рыб, ни цыплят не хочешь отведать,
И кабана ты щадишь, Невия, больше отца,
Повара бьешь и бранишь, что все недоварено. Этак
Мне несвареньем никак не заболеть у тебя.

iii xiv. romam petebat esuritor tuccius

Голодный Тукций в Рим решил отправиться,
Уехав из Испании;
Но лишь услышал о подачках он рассказ,
С моста вернулся Мульвия.

Ст. 4. С моста вернулся Мульвия — т.е. из самого Рима. Мост Мульвия — мост через Тибр в центре Рима.

iii xv. plus credit nemo tota quam cordus in urbe

Корд, не глядя, на веру дает, как никто в целом Риме.
«Он, этот нищий?» — Да нет. Слепо он верит любви.

iii xvi. das gladiatores, sutorum regule, cerdo

Ты гладиаторский бой, царек сапожников, Кердон,
Ставишь, и грабит кинжал шила доход у тебя.
Пьян ты: тебе никогда не пришло бы в голову трезвым
Собственной кожей своей, Кердон, за игры платить,
5Прямо из кожи ты лез, но себе на носу заруби ты,
Кердон, что шкурой своей надо тебе дорожить.

iii xvii. circumlata diu mensis scribilita secundis

Сырный десертный пирог, что долго кругом обносили,
Пальцы гостям обжигал: был чересчур он горяч;
Но разгоралась сильней Сабидия глотка, и вот он
Несколько раз на него, щеки напыжив, подул.
5Правда, пирог поостыл, и тронуть его было можно,
Но не решился никто взять его: стал он дерьмом.

iii xviii. perfrixisse tuas questa est praefatio fauces

Ты начинаешь с того, что без голоса ты от простуды.
Раз извиняешься ты, Максим, зачем же читать?

iii xix. proxima centenis ostenditur ursa columnis

Рядом с Сотней Колонн изваянье медведицы видно,
Там, где фигуры зверей между платанов стоят.
Пасти ее глубину попытался измерить прелестный
Гил и засунул, шутя, нежную руку туда.
5Но притаилась во тьме ее медного зева гадюка:
Много свирепей она хищного зверя была.
Мальчик коварства не знал, пока не укушен был насмерть:
Ложной медведицы пасть злее была, чем живой.

iii xx. dic, musa, quid agat canius meus rufus

Чем занят друг мой Каний Руф, скажи, Муза!
Быть может, на листках бессмертных все пишет
О Клавдии, о днях былых времен повесть?
Иль с тем, что приписал Нерону льстец лживо,
5Он спорит, или с Федром в злых его шутках?
Элегик резвый или эпик он важный?
Иль он, обув котурн Софокла, стал грозен?
Иль, средь поэтов сидя, он острит, праздный,
Пересыпая речь аттической солью?
10Ко храму ли оттуда он идет в портик
Иль к Аргонавтам и лениво там бродит?
Иль у Европы томной вновь в лучах солнца,
Среди остывших пополудни он буксов
Сидит, а то гуляет без забот горьких?
15В Агриппы термах или в Титовых мыться
Он стал иль в Тигеллина гнусного банях?
Иль он в деревне у Лукана и Тулла?
Иль с Поллионом на четвертой он миле?
Иль к бурным отбыл он уже ключам байским
20И по Лукрину тихому плывет в лодке?
«Желаешь знать, чем занят Каний твой? Смехом».

iii xxi. proscriptum famulus servavit fronte notatus

Спас господина опального раб, им самим заклейменный.
Этим, однако не жизнь спас он ему, а позор.

iii xxii. dederas, apici, bis trecenties ventri

Апиций, шестьдесят мильонов дав брюху,
Ты все ж десяток сохранил себе с лишком.
Но, опасаясь жажды с голодом вечным,
Налив последний кубок, ты глотнул яду.
5Такой, Апиций, не был ты вовек прорвой!

iii xxiii. omnia cum retro pueris obsonia tradas

Ежели кушанья все рабам за спиной отдаешь ты,
То почему ж не в ногах стол накрывают тебе?

iii xxiv. vite nocens rosa stabat moriturus ad aras

Портивший лозы козел, обреченный на смерть за это,
Жертвой угодной предстал, Вакх, перед твоим алтарем.
Тускский гаруспик, его заклать собиравшийся богу,
Рядом стоявшему тут парню-болвану велел
5Острым отрезать ножом ему немедля шулята,
Чтобы пропала скорей мяса поганого вонь.
Сам же, когда, наклонясь к алтарю дерновому, горло
Бившейся жертвы хотел резать, зажавши рукой,
Всем святотатственно он показал свою страшную грыжу.
10Тотчас хватает ее и отрезает мужик,
Думая, что вековой того требует чин и обычай
И что утробой такой издавна чтут божество.
Так из этруска ты вдруг обратился в галла, гаруспик,
И, закалая козла, сам-то ты стал валухом.

Ст. 13. ...в галла... — игра слов: галлы — и народ, и жрецы Кибелы, скопцы.

iii xxv. si temperari balneum cupis fervens

Чтоб охладить тебе горячий жар бани,
Куда, Фавстин, и Юлиан едва входит,
Проси, чтоб окунулся Сабиней-ритор:
Остудит этот и Нероновы термы.

iii xxvi. praedia solus habes et solus, candide, nummos

Кандид, владеешь один ты землей, один и деньгами,
Золотом — ты лишь один, муррою — тоже один.
Массик имеешь один и Опимиев цекуб один ты,
Да и умен ты один, и даровит ты один.
5Все у тебя одного. Ты думаешь, стану я спорить?
Но вот супругу твою, Кандид, ты делишь с толпой.

Ст. 2. Мурра — собирательное название для знаменитых римских мурриновых ваз, изготовленных, вероятно, из флюорита, или плавикового шпата.

Ст. 3. Массик — сорт вин.

iii xxvii. numquam me revocas, venias cum saepe vocatus

В гости к себе не зовешь, а ко мне ты в гости приходишь:
Я бы простил, коли ты, Галл, никого бы не звал.
Ты приглашаешь других: мы оба с изъяном. «С каким же?»
Твердости нет у меня, Галл, у тебя же — стыда.

iii xxviii. auriculam mario graviter miraris olere

Все удивляешься ты, что воняет у Мария ухо.
Нестор, ты сам виноват: ты ведь наушник его.

iii xxix. has cum gemina compede dedicat catenas

С двух ног ты прими цепи, Сатурн, как дар Зоила.
В дни прежние он долго носил колечки эти.

Ст. 1. ...прими цепи, Сатурн... — рабы, получившие свободу, посвящали свои оковы Сатурну, в праздник которого, Сатурналии, они пользовались некоторой свободой. Стихотворный размер — сотадей.

iii xxx. sportula nulla datur; gratis conviva recumbis

Нет подачек теперь: ты бесплатным обедаешь гостем.
Что же ты, Гаргилиан, делаешь в Риме, скажи?
Тогу откуда ты взял и чем за каморку ты платишь?
Где добываешь квадрант? Что ты Хионе даешь?
5Пусть, как ты сам говоришь, ты живешь с величайшим расчетом,
Но продолжать эту жизнь, право, совсем не расчет.

Ст. 4. Квадрант — грош на баню.

iii xxxi. sunt tibi, confiteor, diffusi iugera campi

Знаю я, есть у тебя много югеров сельских угодий,
Много участков земли занял и в Риме твой дом,
И сундуку твоему должников поклоняется много,
И подаются на стол в золоте яства твои.
5Но берегись, не смотри свысока ты, Руфин, на беднейших:
Дидим богаче ведь был, больший богач Филомел.

Ст. 1. Югер — мера площади, равная 2519 кв. м.

Ст. 6. Дидим — богатый евнух. Филомел — кифаред.

iii xxxii. non possum vetulam. quereris, matrinia? possum

Хватит ли сил у меня на старушку, Матриния? Хватит
И на старушку, но ты ведь не старушка, а труп.
Я и с Гекубой могу и с Ниобой, Матриния, лишь бы
Не обращалася та в суку, а эта в скалу.

iii xxxiii. ingenuam malo, sed si tamen illa negetur

Я предпочел бы иметь благородную, если ж откажут,
Вольноотпущенной я буду доволен тогда.
В крайности хватит рабы, но она победит их обеих,
Коль благородна лицом будет она у меня.

iii xxxiv. digna tuo cur sis indignaque nomine, dicam

Чем твое имя тебе идет и нейдет, объясню я:
Ты холодна и черна, ты и Хиона и нет.

Ст. 2. Хиона — это имя происходит от греческого слова hion — снег.

iii xxxv. artis phidiacae toreuma clarum

Рыб ты Фидиевой чеканки видишь.
Влей воды: они тотчас станут плавать.

iii xxxvi. quod novus et nuper factus tibi praestat amicus

То же, что делает друг для тебя недавний и новый,
Требуешь, чтобы и я делал тебе, Фабиан.
Чтобы как встрепанный я бежал к тебе спозаранку,
Чтобы, за креслом твоим идучи, грязь я месил,
5Чтобы в десятом часу иль позднее я в термы Агриппы
Плелся усталый, хотя моюсь я в Титовых сам.
Разве за тридцать уже декабрей, Фабиан, заслужил я,
Чтоб новобранцем всегда числиться в дружбе твоей?
Тогу, что сам я купил, Фабиан, вконец износил я, —
10Ты же считаешь, что мне рано в отставку идти?

iii xxxvii. irasci tantum felices nostis amici

Только и знаете вы, друзья-богачи, что сердиться.
Это не дело, но так делать-то выгодно вам.

iii xxxviii. quae te causa trahit vel quae fiducia romam

Что за причина тебя иль надежда в Рим привлекает,
Секст? И чего для себя ждешь там иль хочешь, скажи?
«Буду вести я дела, — говоришь, — Цицерона речистей,
И на трех форумах мне равным не будет никто».
5И Атестин вел дела, и Цивис, — обоих ты знаешь, —
Но ни один оплатить даже квартиры не мог.
«Если не выйдет, займусь тогда я стихов сочиненьем:
Скажешь ты, их услыхав, подлинный это Марон».
Дурень ты: все, у кого одежонка ветром подбита,
10Или Назоны они, или Вергилии здесь.
«В атрии к знати пойду». Но ведь это едва прокормило
Трех-четырех: на других с голоду нету лица.
«Как же мне быть? Дай совет: ведь жить-то я в Риме решился!»
Ежели честен ты, Секст, лишь на авось проживешь.

iii xxxix. iliaco similem puerum, faustine, ministro

Мальчик, любимец кривой Ликориды, по облику — кравчий
Из Илиона, Фавстин. Зоркий глазок у кривой!

iii xl. inserta phialae mentoris manu ducta

На чаше этой Менторов чекан — змейка.
Живет она, и серебро всем нам страшно.

Ст. 1. Ментор — знаменитый древний чеканщик.

iii xli. mutua quod nobis ter quinquagena dedisti

Если ты дал мне взаймы полтораста каких-нибудь тысяч
Из сундука твоего, что до отказа набит,
Другом великим себя, Телесин, ты за это считаешь?
Друг-то не ты, кто ссудил, друг это я, кто отдал.

iii xlii. lomento rugas uteri quod condere temptas

Пастою, Полла, скрывать морщины на брюхе стараясь,
Мажешь себе ты живот, но не замажешь мне глаз.
Лучше оставь без прикрас недостаток, быть может, ничтожный:
Ведь затаенный порок кажется большим всегда.

iii xliii. mentiris iuvenem tinctis, laetine, capillis

Корчишь, Летин, из себя ты юношу; волосы крася,
Вороном сделался ты, только что лебедем быв.
Всех не обманешь, поверь: что ты сед, Прозерпине известно,
И у тебя с головы сдернет личину она.

iii xliv. occurrit tibi nemo quod libenter

Почему, Лигурин, тебя завидев,
Все бегут со всех ног, боясь встречаться,
И сейчас же вокруг тебя все пусто,
Хочешь знать? Ты поэт сверх всякой меры.
5А порок этот жуток и опасен.
Ни тигрица, тигрят своих лишившись,
Ни змея на полуденном припеке,
Да и злой скорпион не так ужасны.
Кто стерпел бы, скажи, такие муки?
10Я стою — ты читать, присел я — тоже,
Я бегу — ты читать, я в нужник — тоже,
В термы скрылся я — ты жужжишь мне в ухо,
Я в купальню скорей — не дашь поплавать,
Я спешу на обед — меня ты держишь,
15Я пришел на обед — сгоняешь с места,
Я устал и заснул — меня ты будишь.
Видишь, сколько ты зла наделать можешь?
Ты и честен, и добр, и чист, но страшен.

iii xlv. fugerit an phoebus mensas cenamque thyestae

Бегал ли Феб от стола и обеда Тиеста, не знаю,
Но от обедов твоих прочь я бегу, Лигурин.
Правда, изыскан твой стол и пышными яствами убран,
Но ничего не идет в рот мне при чтенье твоем.
5Камбалы не подавай, ни барвен своих двухфунтовых,
Ни шампиньонов ты мне, устриц не надо: молчи!

iii xlvi. exigis a nobis operam sine fine togatam

Требуешь ты от меня без конца, чтобы в тоге потел я.
Нет! Пусть послужит тебе вольноотпущенник мой.
Это не то, говоришь? Это лучше гораздо, поверь мне:
Я за носилками брел, он же их сам понесет;
5Если в толпу попадешь, он ее растолкает локтями,
А благородный мой бок слишком тщедушен и слаб.
Станешь ли ты говорить на суде, не скажу я ни слова,
Он — во все горло тебе «браво» всегда заревет;
Спор ли возникнет какой, разразится он громкою бранью,
10Мне же слова применять крепкие стыд не велит.
«Значит, как друг ничего для меня не согласен ты делать?»
Сделаю, Кандид, но то, что не под силу рабу.

iii xlvii. capena grandi porta qua pluit gutta

Где с врат Капенских крупный дождь всегда каплет,
И где в Альмоне жрец Кибелы нож моет,
И там, где луг святой Горациев зелен,
Где Геркулеса-крошки храм кишит людом,
5В повозке там, Фавстин, дорожной Басе ехал
И всякой снеди деревенской вез вдоволь:
Кочны капусты ты увидел бы знатной,
И двух сортов порей, салат-латук низкий,
Желудку вялому полезную свеклу,
10А рядом связку тяжкую дроздов жирных,
И зайца, что собакой галльской был пойман,
И поросенка, что не ел бобов грубых.
Перед повозкой скороход спешил с нощей:
Закутав сеном, бережно он нес яйца.
15Басс ехал в Рим? Напротив: на свою дачу.

Ст. 1. Капенские врата — ворота в Риме на Ашшевой дороге.

Ст. 2. Альмон — приток Тибра, в котором совершались театральные омовения идола и утвари Кибелы.

iii xlviii. pauperis extruxit cellam, sed vendidit olus

Нищую комнатку Ол построил, но продал усадьбу:
Сам занимает теперь нищую комнатку Ол.

iii xlix. veientana mihi misces, ubi massica potas

В кубок, где массик твой был, ты вейское мне наливаешь.
Я предпочел бы пустой кубок понюхать, чем пить.

iii l. haec tibi, non alia, est ad cenam causa vocandi

Вот для чего (и для этого лишь) ты зовешь отобедать:
Чтобы стишонки свои вслух, Лигурин, мне читать.
Я и сандалий-то снять не успел, как уже преогромный
Вместе с латуком несут и с разносолами том.
5Том ты читаешь второй — еще первые блюда не сняты,
Третий за ним, а десерт все не поставлен на стол.
Вот и четвертый прочтен и до пятого тома добрались.
Верно, протух бы кабан, поданный столько же раз!
Если макрелям не дашь ты проклятые эти поэмы,
10Дома ты будешь один есть свой обед, Лигурин.

Ст. 9. ...макрелям не дашь... — т.е. на обертку рыбы.

iii li. cum faciem laudo, cum miror crura manusque

Если хвалю я лицо и в восторге от ручек и ножек,
Галла, то ты говоришь: «Голой я лучше еще».
Но никогда ты со мной не желаешь отправиться в баню.
Или боишься, что там я не понравлюсь тебе?

iii lii. empta domus fuerat tibi, tongiliane, ducentis

Дом себе, Тонгилиан, за двести тысяч купил ты,
Но уничтожен он был частой в столице бедой.
Впятеро больше тебе собрали. И можно подумать,
Тонгилиан, будто сам свой ты домишко поджег.

iii liii. et voltu poteram tuo carere

И лица твоего могу не видеть,
Да и шеи твоей, и рук, и ножек,
И грудей, да и бедер с поясницей.
Словом, чтобы мне перечня не делать,
5Мог бы всей я тебя не видеть, Хлоя.

iii liv. cum dare non possim quod poscis, galla, rogantem

Если я дать не могу тех денег, что ты запросила,
Галла, то проще совсем было бы мне отказать.

iii lv. quod quacumque venis, cosmum migrare putamus

Где ни окажешься ты, мы думаем, Косм появился
И киннамона струи брызжут из склянок его.
Геллия, брось, я прошу, заграничную вздорную моду:
Благоухать бы могла так и собака моя.

Ст. 2. ...киннамона струи... — имеется в виду благовоние из корицы.

iii lvi. sit cisterna mihi, quam vinea, malo ravennae

Не виноградником мне, водоемом владеть бы в Равенне:
Больше нажиться я там мог бы продажей воды.

Ст. 1. ...в Равенне... — Равенна страдала от недостатка воды. Эпиграммы Марциала, вероятно, пародируют надписи, подобные той, какая сохранилась на стене трактира в Помпеях: «Кабы попался ты нам на такие же плутни, трактирщик: // воду даешь ты, а сам чистое тянешь вино».

iii lvii. callidus inposuit nuper mihi copo ravennae

Ловкий надул меня плут трактирщик намедни в Равенне:
Мне, не разбавив водой, чистого продал вина.

iii lviii. baiana nostri villa, basse, faustini

На байской у Фавстина-друга, Басс, даче
Ни праздных не найти тебе шпалер мирта,
Платанов нет безбрачных, не стригут буксов;
Бесплодных нет посадок там нигде в поле,
5А все живет там жизнью без затей, сельской.
Цереры даром каждый закром там полон,
И много пахнет там амфор вином старым;
Там после ноября, когда зима близко,
Садовник грубый режет виноград поздний;
10В долу глубоком там быки мычат дико,
Теленок лбом комолым норовит биться;
Пернатой стаей полон грязный двор птичий:
Здесь бродят гусь-крикун, павлин в глазках ярких,
И птица, что по перьям названа красным,
15И куропатка, и цесарки — все в пятнах;
А вот фазан из нечестивых стран колхов;
Родосских самок гордый там петух топчет,
И всплески голубиных крыл шумят с башен;
Здесь горлинка воркует, стонет там вяхирь.
20За домоводкой жадные бегут свиньи,
Ягненок нежный полных ждет сосков матки.
Прислугой юной окружен очаг светлый,
И в праздник целый лес горит там в честь ларов.
С безделья не бледнеет винодел праздный,
25Не тратит даром масла там атлет скользкий:
Силком коварным ловит он дроздов жадных,
А то лесой дрожащей удит он рыбу,
Иль, в сеть поймавши, он несет домой ланей.
Для городской прислуги труд в саду весел,
30И понукать не надо резвую челядь:
Все кудряши охотно старосте служат,
И даже евнух вялый здешний труд любит.
С пустой рукою не придет клиент сельский:
Один, глядишь, приносит светлый мед в сотах
35И стопку сыра из Сассинского леса,
Другой пушистых притащил с собой соней,
А тот — косматой матки блеющих деток,
А этот — каплунов дает, скопцов жирных.
Дары от матерей в плетенках из ивы
40Несут колонов честных рослые дочки.
Когда придет сосед веселый, труд кончив,
То не хранит на завтра яства стол-скряга:
Еда готова всем, и пьяные гости
Не могут в сытых слугах возбудить зависть.
45А у тебя под Римом щегольской голод:
С высокой башни видишь ты одни лавры,
Спокоен ты: Приапу не страшны воры;
Ты винодела городской мукой кормишь,
На расписную дачу ты везешь, праздный,
50Цыплят, капусту, яйца, сыр, плоды, сусло.
Усадьба это иль в деревне дом римский?

Ст. 3. ...не стригут буксов... — букс, самшитовый кустарник.

iii lix. sutor cerdo dedit tibi, culta bononia, munus

Кердон-сапожник давал в изящной Бононии игры,
В Мутине дал сукновал. Где же трактирщик их даст?

iii lx. cum vocer ad cenam non iam venalis ut ante

Если обедом меня, не подачкой, как прежде, прельщаешь,
Что ж не такой же обед мне подают, как тебе?
Устриц себе ты берешь, упитанных в водах Лукрина,
Я же ракушки сосу, рот обрезая себе;
5Ты шампиньоны жуешь, а я свинухом угощаюсь,
С камбалой возишься ты, я же лещами давлюсь;
Ты набиваешь живот золотистого голубя гузкой,
Мне же сороку на стол, сдохшую в клетке, кладут.
Что ж это? Вместе с тобой без тебя я обедаю, Понтик?
10Вместо подачки — обед? Пусть! Но такой же, как твой.

iii lxi. esse nihil dicis quidquid petis, inprobe cinna

Все, чего просишь, — «ничто», по-твоему, Цинна-бесстыдник:
Если «ничто», то тебе не отказал я ни в чем.

iii lxii. centenis quod emis pueros et saepe ducenis

Что покупаешь за сто и за двести тысяч рабов ты,
Что попиваешь вино времени Нумы-царя,
Что обошлася в мильон тебе не роскошная утварь,
Что лишь на фунт серебра целых пять тысяч ушло,
5Что золотая тебе повозка стоит поместья,
Что ты за мула платил больше, чем отдал за дом,
Это, по-твоему, Квинт, обличает великую душу?
Нет! Доказательство, Квинт, это ничтожной души.

iii lxiii. cotile, bellus homo es: dicunt hoc, cotile, multi

Котил, ты мил, говорят: это общее мнение, Котил.
Не возражаю. Но что значит быть милым, скажи?
«Мил, я скажу, у кого изящно расчесаны кудри,
Кто аромат издает как киннамон и бальзам;
5Кто напевает всегда гадесские, нильские песни,
Кто безволосой рукой движет мелодии в такт;
Тот, кто сидит, развалясь, целый день у женского кресла
И, наклонясь, что-нибудь на ухо шепчет всегда;
Кто получает и сам посылает повсюду записки,
10Тот, кому страшно, что плащ могут соседи помять;
Знает, в кого кто влюблен, и на все поспевает попойки
И родословную всю может Гирпина сказать».
Что говоришь ты? Так вот что значит, Котил, быть милым?,
Замысловатая вещь, Котил, быть милым, скажу!

Ст. 12. Гирпин — беговая лошадь, упоминаемая и Ювеналом (VIII, 62).

iii lxiv. sirenas hilarem navigantium poenam

Сирен, сулящих жуткий морякам отдых
И упоительно влекущих всех к смерти,
Не избегал никто, кто слышал их пенье,
Но увернулся, говорят, Улисс хитрый.
5Не странно, Кассиан, но было б мне странно,
Когда бы отпустил его болтун Каний.

iii lxv. quod spirat tenera malum mordente puella

Нежных дыхание уст кусающей яблоко девы
Благоуханный шафран из корикийских садов,
Чем виноградник седой, едва распустившийся, пахнет,
Запах от свежей травы, что ощипала овца,
5Иль что от мирта идет, от арабских пряностей, амбры,
Дым от огня, если в нем ладан восточный горит,
Дух, что идет от земли, орошенной дождиком летним,
И от венка на кудрях смоченных нардом волос —
Все в поцелуях твоих, Диадумен, мальчик жестокий.
10Что ж было б, если бы ты поцеловал от души?

iii lxvi. par scelus admisit phariis antonius armis

Равным фаросскому злу преступленьем запятнан Антоний,
Обе священных главы оба отсекли меча.
Той головою ты, Рим, в увенчанных лавром триумфах
Славен был; этою ты горд был, когда говорил.
5Дело Антония все ж тяжелей преступленья Потина:
По приказанью — Потин, этот же действовал сам.

Ст. 2. Обе священных главы — Цицерона, казненного по приказу Антония, и Помпея, убитого Потином, евнухом египетского (фаросского) царя Птолемея.

iii lxvii. cessatis, pueri, nihilque nostis

Никуда вы не годны, разгильдяи,
Вы ленивей Ватерна и Расина,
Где, по заводям тихим проплывая,
По команде вы медленно гребете.
5Фаэтон уж склонился, в мыле Этон»
Наступила жара, и знойный полдень
Отпрягает уже коней усталых;
Вы ж, качаясь на мягких волнах, праздно
Забавляетесь в лодке безопасной.
10Погребаете вы, а не гребете!

iii lxviii. huc est usque tibi scriptus, matrona, libellus

Лишь до сих пор для тебя, матрона, написана книжка.
«Ну а кому же, скажи, дальше писал ты?» — «Себе».
Здесь я про стадий пишу, про гимнасий, про термы. Уйди же!
Я раздеваюсь: нагих видеть мужчин берегись.
5Тут, после роз и вина, отбросила стыд Терпсихора
И что угодно сболтнуть может она, захмелев.
И не намеком уже, но открыто она называет
То, что приемлет, гордясь, в месяц Венера шестой;
Что посредине своих огородов староста ставит,
10То, на что дева глядит, скромно прикрывшись рукой.
Если я знаю тебя, ты длинную, скучную книжку
Бросить хотела. Теперь — жадно прочтешь ее всю.

iii lxix. omnia quod scribis castis epigrammata verbis

Что эпиграммы свои языком целомудренным пишешь
И что в стихах у тебя сальностей нет никаких,
Я восхищаюсь, хвалю: непорочней тебя не найдется,
А у меня ни листа без непристойностей нет.
5Ладно: пусть юноши их развращенные, легкие девы
Или старик, все еще мучимый страстью, прочтут.
Что ж до почтенных твоих и невинных, Косконий, творений —
Мальчикам надо читать или девчонкам одним.

iii lxx. moechus es aufidiae, qui vir, scaevine, fuisti

Прежний Авфидии муж, Сцевин, любовником стал ты,
Твой же соперник теперь сделался мужем ее.
Чем же чужая жена для тебя своей собственной лучше?.
Иль ты не можешь любить, если опасности нет?

iii lxxi. mentula cum doleat puero, tibi, naevole, culus

Мальчику если невмочь и тебе невтерпеж тоже, Невол,
Я не гадатель но тут знаю, что сделаешь ты.

iii lxxii. vis futui, nec vis mecum, saufeia, lavari

Хочешь со мною ты спать, Савфейя, но мыться не хочешь.
Подозреваю, что тут что-то неладное есть.
Иль у тебя, может быть, отвислые, дряблые груди,
Иль ты боишься открыть голый в морщинах живот,
5Это, однако, все вздор: ты, наверно, прекрасна нагая;
Худший порок у тебя: дура набитая ты.

iii lxxiii. dormis cum pueris mutuniatis

С возмужалыми, Галл, ты спишь юнцами,
Но их крепости нет в тебе нимало.
Знаешь в чем я тебя подозреваю?
Я готов бы тебя считать девчонкой,
5Да молва не зовет тебя миньоном.

iii lxxiv. psilothro faciem levas et dropace calvam

Мазью ты бреешь лицо, а лысину — пастою смольной,
Гаргилиан. Почему ж страшен цирюльник тебе?
Как же с ногтями-то быть? Ведь ты, конечно, не можешь
Глиной венетскою их или смолою остричь.
5Ну постыдись и срамить свою жалкую лысину брось ты:
Женским лишь чреслам идет способ твой, Гаргилиан.

iii lxxv. stare, luperce, tibi iam pridem mentula desit

Ты уж давно перестал, Луперк, на девчонок бросаться,
Что ж ты, безумец, скажи, хочешь взбодриться опять?
Не помогают тебе ни эрука, ни лука головки,
Ни возбуждающий страсть чабер тебе ни к чему.
5Начал богатствами ты соблазнять невинные губы,
К жизни, однако, и так вызвать Венеру не смог.
Кто ж удивится, Луперк, кто же может тому не поверить,
Что неспособное встать дорого встало тебе?

iii lxxvi. arrigis ad vetulas, fastidis, basse, puellas

Ты до старушек охоч, а молоденьких, Басс, презираешь,
И не к прекрасным тебя, а к худосочным влечет.
Видно, с ума ты сошел, и твоя безголова головка,
Если с Гекубой идет, а с Андромахой никак!

Ст. 4. ...с Гекубой идет, а с Андромахой никак! — Гекуба, жена троянского царя Приама. Андромаха — ее невестка.

iii lxxvii. nec mullus nec te delectat, baetice, turdus

Ни барабульки тебе, ни дрозды не нравятся, Бетик,
И не по вкусу совсем заяц тебе и кабан,
До пирогов не охоч и коврижек нисколько не ценишь,
Фазис и Ливия птиц не посылают тебе.
5Каперсы только да лук в вонючем рыбном отстое
Вместе с сомнительной ты постною жрешь ветчиной;
Любишь камсу и отбросы тунцов с беловатою кожей,
Пьешь смоляное вино и презираешь фалерн.
Скрытый какой-то порок в животе твоем, видно, таится:
10Иначе как объяснить, Бетик, что ты гнилоед?

Ст. 1. Барабулька — иначе, рыба краснобородка. Дрозд — подразумевается, видимо, морской дрозд (Turdus torquatus).

iii lxxviii. minxisti currente semel, pauline, carina

Ты на ходу корабля, Павлин, уже помочился.
Хочешь мочиться опять? Не потони ты, смотри.

iii lxxix. rem peragit nullam sertorius, inchoat omnes

Что ни начнет, ничего до конца не доводит Серторий.
Думаю, что и в любви то же случается с ним.

iii lxxx. de nullo loqueris, nulli maledicis, apici

Ни на кого не ворчишь, никого не злословишь, Апиций, —
Ну, а молва говорит, будто язык твой поган.

iii lxxxi. quid cum femineo tibi, baetice galle, barathro

Бетик Галл, почему так лезешь ты в женскую пропасть?
Твой приноровлен язык чресла лизать у мужчин.
Уд твой зачем у тебя черепком обрезан самосским,
Ежели милы тебе женские так передки?
5Голову б надо твою оскопить: будь снизу ты Галлом,
Все же Кибелу в обман вводишь: губами ты муж.

iii lxxxii. conviva quisquis zoili potest esse

Любой, кто у Зоила может быть гостем,
К подстенным пусть идет обедать он женкам
И, трезвый, пусть он пьет из черепка Леды:
Ведь это, право, легче и, по мне, чище!
5В наряде желтом он один на всем ложе,
Гостей толкает локтем справа и слева,
На пурпур легши и подушки из шелка.
Рыгнет он — тотчас подает ему дряблый
Развратник зубочистки с перышком красным;
10А у лежащей с ним любовницы веер
Зеленый, чтоб махать, когда ему жарко,
И отгоняет мальчик мух лозой мирта.
Проворно массажистка трет ему тело,
Рукою ловкой обегая все члены;
15Он щелкнет пальцем — наготове тут евнух
И тотчас, как знаток мочи его нежной,
Направит мигом он господский уд пьяный.
А он, назад нагнувшись, где стоит челядь,
Среди собачек, что гусиный жрут потрох,
20Кабаньим чревом всех своих борцов кормит
И милому дарит он голубей гузки.
Когда со скал лигурских нас вином поят
Иль из коптилен массилийских льют сусло,
С шутами вместе он Опимия нектар
25В хрустальных кубках пьет иль в чашах из мурры;
И, надушенный сам из пузырьков Косма,
Из золотых ракушек, не стыдясь, мази
Нам даст такой, какою мажутся шлюхи.
Напившись пьяным, наконец, храпит громко,
30А мы-то возлежим и храп его тихо
Должны сносить и друг за друга пить молча.
Такое терпим Малхиона мы чванство,
И нечем наказать нам, Руф, его мерзость.

iii lxxxiii. ut faciam breviora mones epigrammata, corde

Просишь, Корд, ты меня покороче писать эпиграммы.
«Ты мне Хионою будь»: право, короче нельзя.

iii lxxxiv. quid narrat tua moecha? non puellam

Что болтает твоя, Гонгилий, шлюха?
Не любовница, нет. — А кто ж? — Язык твой.

iii lxxxv. quis tibi persuasit naris abscidere moecho

Что побудило тебя у любовника вырезать ноздри?
Перед тобою ни в чем нос не повинен его.
Что ты наделал, дурак? Ничего у жены не пропало,
Ежели твой Деифоб в целости все сохранил.

iii lxxxvi. ne legeres partem lascivi, casta, libelli

Чтоб не читала совсем ты игривую часть этой книжки,
Я и внушал и просил, ты же читаешь ее.
Но, коль Панникула ты, непорочная, смотришь с Латином,
То не найдешь ничего худшего в книжке. Читай!

iii lxxxvii. narrat te, chione, rumor numquam esse fututam

Все в один голос твердят, что вполне ты невинна, Хиона.
Что целомудренней нет чресел твоих ничего.
Все же в купальне себе ты не то прикрываешь, что надо:
Если стыдишься, закрой лучше себе ты лицо.

iii lxxxviii. sunt gemini fratres, diversa sed inguina lingunt

Братья они близнецы, но каждый разное лижет.
Что ж? Непохожи они или похожи, скажи.

iii lxxxix. utere lactucis et mollibus utere malvis

Надо латуком тебе, надо нежною мальвой питаться,
Ибо на вид у тебя, Феб, жесточайший запор.

iii xc. volt, non volt dare galla mihi, nec dicere possum

Хочет, не хочет давать мне Галла, сказать невозможно.
Хочешь не хочешь, понять, что хочет Галла, нельзя.

iii xci. cum peteret patriae missicius arva ravennae

Как-то солдат отставной домой возвращался в Равенну
И по дороге пристал к шайке Кибелы скопцов.
Спутником верным его был невольник беглый Ахилла,
Мальчик, красавец собой и непристойник большой.
5Это кастратов толпа пронюхав, расспрашивать стала,
Где он ложится, но тот тайные козни постиг,
Да и солгал, а они поверили. Выпив, заснули.
Тотчас взялась за ножи банда зловредная тут,
И оскоплен был старик, лежавший с края кровати,
10Мальчик же спасся: ведь он тихо у стенки лежал.
Некогда, ходит молва, подменили девушку ланью,
А вот теперь-то олень был беглецом подменен.

iii xcii. ut patiar moechum, rogat uxor, galle, sed unum

Просит жена одного простить ей любовника, Галл мой.
Будто бы двух ему глаз выбить я, Галл, не могу?

iii xciii. cum tibi trecenti consules, vetustilla

Хоть прожила ты, Ветустилла, лет триста,
Зубов четыре у тебя, волос пара,
Цикады грудь и как у муравья ноги
И кожи цвет, а лоб морщинистей столы,
5И титьки дряблы, словно пауков сети;
Хоть, по сравненью с шириной твоей пасти,
Имеет узкий ротик крокодил нильский,
Да и в Равенне лягвы квакают лучше,
И в Адриатике комар поет слаще,
10Хоть видишь столько, сколько видит сыч утром,
И пахнешь точно так же, как самцы козьи,
И как у тощей утки у тебя гузка,
И тазом ты костлявей, чем старик-киник;
Хоть, только потушивши свет, ведет банщик
15Тебя помыться ко кладбищенским шлюхам;
Хоть август месяц для тебя мороз лютый,
И даже при горячке ты всегда зябнешь, —
Стремишься замуж, схоронив мужей двести,
И все мечтаешь, дура, чтобы твой пепел
20Разжег супруга. Кто ж, скажи, такой дурень?
Невестой кто, женою звать тебя станет,
Раз Филомел и тот тебя назвал бабкой?
Уж коль желаешь труп ты свой отдать ласкам,
То из столовой Орка стелют пусть ложе:
25Тебе для брачных гимнов только он годен;
Пускай могильщик пред тобой несет факел;
Один лишь он подходит для твоей страсти.

iii xciv. esse negas coctum leporem poscisque flagella

Заяц, ты говоришь, недожарен и требуешь плети.
Что ж, вместо зайца ты, Руф, повара хочешь посечь?

iii xcv. numquam dicis have, sed reddis, naevole, semper

«Здравствуй» не скажешь мне сам, но в ответ лишь приветствуешь, Невол,
Хоть даже ворон и тот первым всегда говорит.
Но почему ж от меня ты ждешь приветствия, Невол?
Ты ведь не лучше меня, да и не выше ничуть.
5Цезари оба меня отличали всегда и дарили,
И получил я от них право троих сыновей.
Я на устах у людей, мое имя повсюду известно,
Слава моя все растет, не дожидаясь костра.
Что-нибудь значит и то, что Рим меня видел трибуном,
10Что из рядов, где сижу, гонит тебя Океан.
Милостью Цезаря я добился для стольких гражданства,
Что и рабов у тебя стольких, я думаю, нет.
Но отдаешься легко, но ловко ты ластишься, Невол.
Вижу: ты выше меня! Здравствуй! Победа твоя.

iii xcvi. lingis, non futuis meam puellam

Ты блудишь, а не спишь с моей девчонкой,
Но трещишь, будто хахаль и любовник.
Коль схвачу я тебя, Гаргилий, смолкнешь!

iii xcvii. ne legat hunc chione, mando tibi, rufe, libellum

Руф, ты, смотри, не давай Хионе читать эту книжку:
Я ее малость куснул, может куснуть и она.

iii xcviii. sit culus tibi quam macer, requiris

Тощ насколько твой зад, желаешь знать ты?
Задом в зад ты, Сабелл, проникнуть можешь

iii xcix. irasci nostro non debes, cerdo, libello

Нечего, Кердон, тебе обижаться на книжечку нашу:
Только твое ремесло я задевал, а не жизнь.
Шутки невинные ты извини: почему посмеяться
Нам не позволить, коль ты волен за горло хватать?

iii c. cursorem sexta tibi, rufe, remisimus hora

Нарочный мой, кого я в начале шестого отправил,
Руф, со стихами к тебе, верно, промок до костей.
Дождь ведь пошел проливной, неожиданно хлынувши с неба.
Иначе быть не могло, раз посылал я стихи.

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016