МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

петровский ф. а.


Петровский Ф. А., LIBER V, 84 перев.

v i. hoc tibi, palladiae seu collibus uteris albae

Это — тебе, на холмах ли теперь ты палладиной Альбы,
Цезарь, где Тривию ты, где и Фетиду ты зришь,
Или ответам твоим внимают правдивые сестры,
Где в подгородной тиши сонная плещет волна,
5Иль полюбилась тебе дочь Солнца, иль мамка Энея,
Или целебный родник Анксура светлого вод,
Шлю я, о верный оплот государства и счастие наше:
В благополучье твоем милость Юпитера к нам.
Только прими, и подумаю я, что ты все прочитаешь,
10И, легковерен как галл, буду гордиться тогда.

Ст. 3. Правдивые сестры — вероятно, статуи Камен в городе Антии.

Ст. 5. Дочь Солнца — город Цирцеи. Мамка Энея — город Кайета, названный в честь кормилицы Энея.

Ст. 10. Легковерен как галл — о легковерности галлов говорит Юлий Цезарь в записках о галльской войне (IV, 5).

v ii. matronae puerique virginesque

Вам, матронам, и юношам, и девам,
Мы страницы вот эти посвящаем.
Ты же, тянет кого к бесстыдным шуткам
И кому по душе их непристойность,
5Ты игривых прочти четыре книжки.
В этой, пятой, — забавы для владыки;
И Германик ее, не покрасневши,
Пред кекроповой девой прочитает.

Ст. 8. Кекропова дева — Паллада (Минерва).

v iii. accola iam nostrae degis, germanice, ripae

Дегис, который живет близ берега, ставшего нашим,
От покоренных глубин Истра пришедший к тебе,
Цезарь, был поражен лицезреньем хранителя мира
И, говорят, обратясь к свите, воскликнул он так:
5«Мне благосклонней судьба, чем брату, коль вижу воочью
Бога, которого он может лишь издали чтить».

Ст. 1. Дегис — брат царя Дакии, Декабала, посланный в Рим для заключения мира.

Ст. 2. ...покоренных глубин Истра... — Истр, Дунай; придунайские земли были заняты Домицианом в походе на Дакию.

v iv. fetere multo myrtale solet vino

Несет вовсю от Мирталы вином вечно,
Но листья, нам в обман, жует она лавра,
К вину не воду подбавляя, а зелень.
И всякий раз, как покрасневшей и вспухшей
5Ее ты повстречаешь где-нибудь, Павел,
Сказать ты можешь: «Напилась она лавра!»

Ст. 6. «Напилась она лавра!» — т.е. стала вдохновенной, как жрица Дельфийского Аполлона.

v v. sexte, palatinae cultor facunde minervae

Красноречивейший Секст, палатинской блюститель Минервы,
Где наслаждаешься ты гением бога вблизи, —
Ибо дано тебе знать зарождение мыслей владыки
И сопричастником быть дум сокровенных вождя, —
5Книжкам и нашим ты дай, пожалуйста, где-нибудь место:
Там, где находится Марс, или Педон, иль Катулл.
С «Капитолийской войной», поэмой небесною, — рядом
Будут Марона стихи — Музы трагической дар.

Ст. 1. Палатинской блюститель Минервы... — хранитель дворцовой библиотеки.

Ст. 7. «Капитолийская война» — поэма о гражданской войне 69 г. н.э., автором которой, вероятно, был Домициан.

v vi. si non est grave nec nimis molestum

Коль не тяжко вам, Музы, и не трудно,
Так Парфению вашему скажите:
«Да продлится твой век и будет счастлив,
И при Цезаре жизнь свою ты кончишь,
5Всем на зависть всегда живя в довольстве!
Пусть твой Бурр возрастет отца достойным!
Свитку робкому, краткому позволь ты
За порог перейти дворца святого.
Светлый час ведь Юпитера ты знаешь,
10Час, когда его лик сияет кротко
И когда он ко всем нисходит просьбам.
Да и просьб-то чрезмерных ты не бойся:
О большом или трудном не попросит
Свиток в пурпуре, с черными рожками
15И обмазанный весь кедровым маслом.
Не давать ведь его, держать лишь надо,
Точно ты ничего не предлагаешь».
Коль сестер девяти владыку знаю,
Сам он книжку пурпурную попросит.

v vii. qualiter assyrios renovant incendia nidos

Как обновляет пожар огнем ассирийские гнезда,
Если минуло уже Фениксу десять веков,
Так же и Рим молодой сложил свою ветхую старость,
И на защитника он стал походить своего.
5Я умоляю: забудь, Вулкан, о давнишней обиде!
Сжалься: хоть Марс нам отец, но и Венера нам мать.
Сжалься, отец: и тебе лемносские цепи супруга
Резвая пусть извинит, кротко тебя полюбив!

Ст. 5. ...забудь, Вулкан, о давнишней обиде! — намек на гомеровский рассказ о том, как Афродита (Венера), изменившая Гефесту (Вулкану) с Аресом (Марсом), была поймана мужем в невидимые сети, выкованные им на Лемносе.

v viii. edictum domini deique nostri

Господина эдикт и бога Рима,
Что опять закрепил ряды скамеек,
Где бы всадники лишь одни сидели,
Начал было хвалить в театре Фасис,
5Фасис в красном пурпурном одеянье
И с лицом от надменности надутым:
«Наконец-то сидишь теперь с удобством
И достоинство всадников вернулось;
Нас толпа не теснит и не марает!»
10Но когда, развалившись, так болтал он,
Этим пурпурным наглым одеяньям
Вдруг Леит приказал убраться с места.

Ст. 1. Господина эдикт... — указ Домициана о восстановлении закона, по которому за всадниками были закреплены четырнадцать первых рядов в театре.

Ст. 5. Фасис — очевидно, бывший раб, одевавшийся как всадник.

Ст. 12. Леит — театральный распорядитесь.

v ix. languebam: sed tu comitatus protinus ad me

Недомогал я, но тут ко мне, нимало не медля,
Ты появился, Симмах, с сотней своих школяров.
Начали щупать меня сто рук, ледяных от мороза:
Без лихорадки, Симмах, был я, а вот и она.

v x. 'esse quid hoc dicam, vivis quod fama negatur

«Как объяснить, почему живым отказано в славе
И современников чтит редкий читатель своих?»
В зависти кроется тут, без сомнения, Регул, причина:
Предпочитает она новому старое все.
5Неблагодарных, влечет нас к древней сени Помпея,
Хвалят всегда старики плохонький Катула храм.
Энния, Рим, ты любил читать при жизни Марона,
Над Меонидом самим век издевался его;
С рукоплесканьем венок доставался редко Менандру,
10Да и Назон был одной только Коринне знаком.
Вам же, о книжки мои, совсем торопиться не надо:
Если по смерти придет слава, то я не спешу.

Ст. 6. Катула храм — храм Юпитера Капитолийского, восстановленный после пожара Квинтом Лутацием Катулом в 62 г. до н.э.

Ст. 8. Меонид — Гомер.

v xi. sardonychas, zmaragdos, adamantas, iaspidas uno

И сардоникс, и смарагд, и алмаз, и топаз украшают
Кольца на пальце одном нашего Стеллы, Север.
Много камней на перстах у него, а в стихах еще больше
Блеска. Вот почему руку украсил он так.

v xii. quod nutantia fronte perticata

То, что Масклион гордо шаткий камень
Балансирует, шест на лоб поставив,
Иль что Нин-великан, напрягши мышцы,
Семь или восемь мальчишек поднимает,
5Представляется мне не трудным делом,
Раз всего на одном каком-то пальце
Целых десять девиц мой Стелла носит.

v xiii. sum, fateor, semperque fui, callistrate, pauper

Беден я, Каллистрат, и всегда, признаюсь, был я беден,
Но безупречным во всем всадником я остаюсь.
Все и повсюду меня читают, и слышится: «Вот он!»
То, что немногим дала смерть, подарила мне жизнь.
5А у тебя-то на сотню колонн опирается кровля,
Доверху полон сундук нажитым в рабстве добром;
С нильской Сиены полей ты обширных имеешь доходы,
Множество стад для тебя галльская Парма стрижет.
Вот каковы мы с тобой, но быть, чем я, ты не можешь,
10Стать же подобным тебе может любой из толпы.

v xiv. sedere primo solitus in gradu semper

Всегда Нанней привык сидеть в ряду первом,
Когда любое место мог занять всякий,
Но, два-три раза согнан, перенес лагерь
И, примостившись посреди самих кресел,
5За Гаем и за Луцием сидит третьим.
Оттуда голова под колпаком смотрит
И гнусно на спектакль глядит одним глазом.
Но снова, жалкий, выгнан, он в проход вышел,
И, кое-как присевши на скамью с края,
10Он поместился так, что не поймешь сразу:
Коль всадник глянет, — сидя, коль Леит, — стоя.

v xv. quintus nostrorum liber est, auguste, iocorum

Пятая книга уже моих шуток, Август, выходит,
И не пеняет никто, что он стихами задет.
Многие, наоборот, читатели рады, что имя
Их я прославил и тем увековечил его.
5«Но, хоть и славишь других, тебе-то какая в том польза?
Пользы, пожалуй, и нет, но... мне приятно писать!

v xvi. seria cum possim, quod delectantia malo

Что не серьезное я, — хоть к нему и способен, — а шутки
Предпочитаю писать, ты, друг-читатель, виной.
Ты ведь читаешь мои и по Риму стихи распеваешь,
Но ты не знаешь, чего стоит мне эта любовь.
5Коль под защиту бы я Серпоносного храм Громовержца
Взял иль с несчастных взимал плату ответчиков я,
С множества я моряков получал бы испанское масло,
Деньгами разными всю пазуху я б измарал.
Ну а теперь мне и гость, и товарищ по выпивке — книжка,
10И лишь задаром для всех эти страницы милы.
Но не одной похвалой и древние были довольны,
Коль и Алексий певцу даром ничтожнейшим был.
«Ты превосходно сказал, — говоришь, — и тебя мы захвалим!»
Не понимаешь? Смотри! Стряпчим заделаюсь я!

Ст. 5. Серпоносного храма Громовержца... — т.е. Сатурна, где хранилась государственная казна.

Ст. 12. Алексий — раб, подаренный Вергилию.

v xvii. dum proavos atavosque refers et nomina magna

Дедами, предками ты и громкими их именами
Хвалишься все, и совсем всадник не пара тебе,
Геллия: все говоришь, что лишь за сенатора замуж
Вышла бы. Ну, а глядишь, за коробейником ты.

v xviii. quod tibi decembri mense, quo volant mappae

За то, что в декабре, когда летят свечки,
Салфетки, ложки, и бумажные книжки,
И остродонные горшки с сухой сливой,
Послал тебе я лишь своих стихов список,
5Сочтешь меня поди невежей иль скрягой.
Но мне противны скрытые в дарах козни:
Всегда крючок в подарке: всякий ведь знает,
Что пойман карп, когда проглотит он муху.
А раз бедняк подарка богачу-другу
10Не шлет, о Квинтиан, зови его щедрым.

v xix. si qua fides veris, praeferri, maxime caesar

Если по правде сказать, величайший Цезарь, то века
Ни одного предпочесть веку нельзя твоему.
Видано ль было когда достойнейших столько триумфов?
У палатинских богов было ли столько заслуг?
5Марсов был Рим при каком из правителей лучше и больше
И при каком из вождей шире свобода была?
Есть, однако, порок, пускай и один, но не малый:
То, что за дружбу наград не получает бедняк.
Кто помогает теперь старинному верному другу,
10Или в чьей свите, скажи, собственный всадник идет?
В дни Сатурналий послать или ложечку, весом в полфунта,
Или же тогу, ценой в десять ничтожных грошей, —
Это роскошный уже от царей надменных подарок,
А золотыми в мошне вряд ли кто станет звенеть.
15Так что, поскольку друзей у нас нет, то ты, Цезарь, будь другом:
Доблесть такая в вожде будет приятней всего.
Ты уже, вижу, под нос себе смеешься, Германик,
Что я совет подаю к собственной пользе своей.

Ст. 4. Палатинские боги — обожествленные императоры.

v xx. si tecum mihi, care martialis

Если б нам, Марциал мой, можно было
Коротать свой досуг вдвоем беспечно,
Проводя свое время как угодно,
И зажить настоящей жизнью вместе,
5То ни атриев, ни домов магнатов,
Ни докучливых тяжб, ни скучных сделок
Мы не знали б, ни гордых ликов предков.
Но прогулки, рассказы, книжки, поле,
Портик, Девы родник, аллеи, термы
10Развлекали бы нас и занимали.
А теперь нам нет жизни, и мы видим,
Как хорошие дни бегут, уходят,
И хоть гибнут они, а в счет идут нам.
Разве кто-нибудь, жить умея, медлит?

v xxi. quintum pro decimo, pro crasso, regule, macrum

Ритор Аполлодор, называвший Децима Квинтом,
Так же как Красса порой именем Макра он звал,
Начал их правильно звать. Вот видишь, Регул, как важен
Ревностный труд: записав, он заучил имена.

Ст. 1—2. ...называвший Децима Квинтом... Красса... именем Макра... — Путаница основана на значении имен: Децим значит десятый, Квинт — пятый; имя Красс значит жирный, Макр — тощий.

v xxii. mane domi nisi te volui meruique videre

Если б я утром тебя не хотел, не заслуживал видеть,
То до Эсквилий твоих, Павел, мне б долог был путь.
Но с Тибуртинским столбом живу я совсем по соседству,
Где на Юпитеров храм старенький Флора глядит:
5Надо подъем одолеть от Субуры по узкой дороге
И по камням ступеней, грязных и мокрых всегда;
Там, где за мулом мул на канатах мрамора глыбы
Тащит, с трудом перейдешь улицу, видишь ты сам.
Но тяжелее всего, что после мытарств бесконечных
10Скажет привратник, что нет, Павел мой, дома тебя!
Вот и впустую весь труд, да и тога-то вся пропотела:
Вряд ли тебя посещать стоит такою ценой.
Вечно невежи друзья у того, кто будет услужлив:
Коль ты уходишь с утра, Павел, какой ты мне царь?

v xxiii. herbarum fueras indutus, basse, colores

В платье цвета травы ты, Басс, одевался в ту пору,
Как о театра местах временно смолкнул закон.
После того же, как вновь возродил его благостный цензор
И Океан защищать всадников может права,
5Ты лишь в червленом плаще иль в одежде, окрашенной в пурпур,
Стал красоваться и тем хочешь других обмануть.
Басе, не бывает одежд ценою в четыреста тысяч,
Иначе первым из всех Корд мой имел бы коня.

Ст. 3. Благостный цензор — Домициан.

Ст. 4. Океан — театральный распорядитель.

Ст. 8. Имел бы коня — т.е. имел бы звание всадника.

v xxiv. hermes martia saeculi voluptas

Гермес — Марсова племени утеха,
Гермес может по-всякому сражаться,
Гермес — и гладиатор и учитель,
Гермес — собственной школы страх и ужас,
5Гермес — тот, кого сам боится Гелий,
Гермес и Адволанта презирает,
Гермес всех побеждает невредимый,
Гермес сам себя в схватках замещает,
Гермес — клад для барышников у цирка,
10Гермес — жен гладиаторских забота,
Гермес с бранным копьем непобедимый,
Гермес грозный своим морским трезубцем,
Гермес страшный и в шлеме под забралом,
Гермес славен во всех деяньях Марса,
15Гермес вечно един и триединый.

v xxv. 'quadringenta tibi non sunt, chaerestrate: surge

«Четырехсот у тебя, Херестрат, не имеется тысяч:
Видишь, подходит Леит, прячься скорей, убегай!»
Эй, кто назад позовет, возвратит уходящего кто же?
Эй, кто из верных друзей щедро даст денег ему?
5Стих мой, скажите, кого в веках и народах прославит?
Кто не желает совсем в водах Стигийских пропасть?
Это не лучше ль, спрошу, чем красным дождем на подмостки
Брызгать, чтоб сцену залил всю благовонный шафран?
Чем на дурацких коней потратить четыреста тысяч,
10Чтоб позолоченный нос Скорпа повсюду блестел?
О бестолковый богач, о предатель друзей лицемерный!
Не убежден и теперь? Слава погибла твоя!

Ст. 10. ...позолоченный нос Скорпа... — говорится о позолоченной статуе Скорпа.

v xxvi. quod alpha dixi, corde, paenulatorum

За то, что альфой пенул мною ты назван
Недавно, Корд, когда я сочинял шутки,
Почувствовал, пожалуй, ты прилив желчи?
Ну что ж? Зови меня за это тог бетой.

Ст. 1. ...альфой пенул... — см. эпиграмму II, 57.

Ст. 4. ...тог бетой — т.е. вторым из римских граждан.

v xxvii. ingenium studiumque tibi moresque genusque

И по уму, и по знаньям твоим, и по нравам, и роду
Всадник доподлинный ты, но в остальном ты — плебей.
Право, не стоят того четырнадцать первых скамеек,
Чтобы, бледнея, сидеть там, коли войдет Океан.

v xxviii. ut bene loquatur sentiatque mamercus

Чтоб добрым помянул тебя Мамерк словом,
Ты не добьешься, Авл, будь ты сама доблесть:
Хоть будешь выше Куриев в любви братской,
Приветливей Рузонов, кротче ты Нервы,
5Честней Мавриков, справедливей, чем Макры,
Речист, как Регул, остроумен, как Павел, —
Он ржавым все равно сгрызет тебя зубом.
Тебе, пожалуй, он покажется злобным,
По мне же, тот, кому никто не люб, — жалок.

Ст. 2. Авл — Авл Пудент, друг Марциала.

Ст. 3. Курии — братья Домиций Тулл и Домиций Лукан (прадед Марка Аврелия).

v xxix. si quando leporem mittis mihi, gellia, dicis

Если мне зайца даришь, ты, Геллия, все повторяешь:
«Семь наступающих дней будешь красивым ты, Марк».
Если не шутишь со мной, если правду, мой свет, говоришь ты,
Геллия, ты никогда зайца не ела сама.

Ст. 2. ...будешь красивым... — Существовало поверие, что съевший зайца становится красавцем.

v xxx. varro, sophocleo non infitiande coturno

Ты, и Софокла котурн заслуживший по праву и также
Лиры калабрской себе славу стяжавший, Варрон,
Труд отложи и оставь речистого сцену Катулла,
Да и элегию брось с гладкой прической ее,
5А прочитай-ка стихи, в декабре не презренные дымном,
Что в подходящее я время тебе подношу;
Ежели только, Варрон, не считаешь удобней и лучше
В дни Сатурналий со мной ты на орехи играть.

Ст. 2. Лира калабрская — Гораций. О поэте Варроне сведений нет.

Ст. 3. Катулл — неизвестный нам драматург.

v xxxi. aspice, quam placidis insultet turba iuvencis

Видишь ты, как на быках молодых наездники ловко
Прыгают, как без труда с ношей мирятся быки?
Этот висит на вершине рогов, тот бежит по лопаткам
Взад и вперед: на быке машет оружием он.
5Дикий же зверь неподвижно застыл: безопасней арена
Быть не могла б, и страшней на поле было б упасть.
Страха в движениях нет, и хотя о первенства пальме
Мальчик и думать забыл, но беспокоится бык.

v xxxii. quadrantem crispus tabulis, faustine, supremis

Даже квадранта жене, Фавстин, не завещано Криспом.
«Ну а кому ж отказал он состоянье?» Себе.

v xxxiii. carpere causidicus fertur mea carmina: qui sit

Стряпчий какой-то стихи, говорят, мои щиплет. Не знаю.
Но коль узнаю, кто ты, стряпчий, то горе тебе!

v xxxiv. hanc tibi, fronto pater, genetrix flaccilla, puellam

Мать Флакцилла и ты, родитель Фронтон, поручаю
Девочку эту я вам — радость, утеху мою,
Чтобы ни черных теней не пугалась Эротия-крошка,
Ни зловещего пса Тартара с пастью тройной.
5Полностью только шесть зим она прожила бы холодных,
Если бы столько же дней было дано ей дожить.
Пусть же резвится она на руках покровителей старых
И по-младенчески вам имя лепечет мое.
Нежные кости пусть дерн ей мягкий покроет: не тяжкой
10Будь ей, земля, ведь она не тяготила тебя.

Ст. 1. Флакцилла и Фронтон — вероятно, покойные родители Марциала.

v xxxv. dum sibi redire de patrensibus fundis

Когда Евклид, одетый в алое платье,
Кричал, что двести тысяч со своих вотчин
Имеет в Патре, а с коринфских — и больше,
И род свой славный он выводит от Леды,
5С Леитом споря, что его сгонял с места,
Богатый всадник этот знатный и гордый
Внезапно ключ огромный выронил тут же...
Коварней никогда, Фабулл мой, ключ не был!

Ст. 1. Евклид был, очевидно, привратником.

v xxxvi. laudatus nostro quidam, faustine, libello

Некто, которого я, Фавстин, в моей книжке прославил,
Делает вид, что за ним долга нет. Эдакий плут!

v xxxvii. puella senibus dulcior mihi cycnis

Дитя, отрадней лебединой мне песни,
Овцы фалантова Галеза мне мягче,
Нежнее устриц из лукринских вод тихих,
Кому ни перлов Эритрейского моря
5Не предпочел бы, ни индийской ты кости,
Ни снегу белому, ни лилиям свежим,
Чьи кудри и бетийского руна лучше,
Блестящей рейнских кос и золотой векши;
Она дышала точно Пестума розы,
10И точно первый мед аттических сотов,
И как янтарь душистый из руки теплой;
И представлялся рядом с ней павлин гадким,
И некрасивой белка, феникс же пошлым —
Эротия, которой прах еще тепел,
15Которой злополучный срок судьбы горькой
Шестой еще зимы не дал прожить полной,
Была моя любовь, забава и радость,
А Пет, мой друг, мне запрещает быть грустным,
Хоть в грудь он бьет, как я, и волосы рвет он:
20«Не стыдно ль, — говорит он, — о рабе плакать?
Вот я супругу схоронил, и все жив я:
Была и знатной, и богатой, и гордой».
Скажи, что друга Пета может быть тверже?
Мильонов двадцать получил, и все жив он!

v xxxviii. calliodorus habet censum — quis nescit? — equestrem

Всадника ценз (кто не знает того?) у Каллиодора,
Секст, но ведь Каллиодор брата имеет еще.
Кто говорит «раздели четыреста», делится фигой:
Разве вдвоем на одном можно коне усидеть?
5Что же до брата тебе, на что тебе Поллукс несносный?
Ведь и без Поллукса ты Кастором все-таки был.
Раз вы — один, почему ж сидеть-то вы будете двое?
Встань-ка! Ведь синтаксис твой, Каллиодор, захромал!
Или же Леды сынам подражай ты (сидеть вместе с братом
10Недопустимо) и с ним попеременно сиди.

Ст. 1. Всадника ценз... — имущественный ценз всадника — четыреста тысяч сестерциев; у Каллиодора средства недостаточны для того, чтобы быть всадниками обоим братьям.

Ст. 3. ...делится фигой... — в оригинале по-гречески syka meridzei.

Ст. 8. ...синтаксис твой... захромал... — в оригинале: soloiksmon... facis... — букв: «ты допускаешь синтаксическую ошибку».

v xxxix. supremas tibi triciens in anno

Раз по тридцать в году ты завещанья
Составлял, мой Харин, и все лепешки
Получал от меня с тимьяном Гиблы.
Изнемог я совсем: Харин, помилуй!
5Иль брось завещать, иль разом сделай
То, о чем постоянно врет твой кашель:
Опростал я мошну и все шкатулки!
Пусть богаче я был бы даже Креза,
Я б, Харин, даже Ира стал беднее,
10Коль мои без конца бобы ты ел бы.

Эпиграмма направлена против ловцов завещаний, к которым Марциал причисляет в шутку и себя самого. В надежде на получение наследства такие «ловцы» посылали подарки составителям завещаний. Марциал желает Харину, чтобы его постоянно лгущий кашель оказался, наконец, действительно смертельным; в противном случае Марциал разорится, даже если будет посылать Харину не дорогие пироги или лепешки, а самую дешевую и грубую пищу.

v xl. pinxisti venerem, colis, artemidore, minervam

Артемидор, написал ты Венеру, а чтишь ты Минерву.
Что ж удивляться, что труд всем отвратителен твой.

v xli. spadone cum sis eviratior fluxo

Хоть ты женоподобней, чем скопец дряблый
Да и слабей еще гораздо, чем Аттис,
По ком Кибелы оскопленный галл воет,
Ты о законах зрелищ, о рядах судишь,
5Трабеях, смотрах в Иды, пряжках и цензах,
На бедняков рукой лощеной ты кажешь.
А вправе ль ты сидеть со всадником вместе,
Не знаю, Дидим, но с мужьями не вправе.

Ст. 5. Трабея — верхняя одежда, которую дозволялось носить только всадникам. Смотр в Иды — смотр всадников для проверки их ценза.

v xlii. callidus effracta nummos fur auferet arca

Ловкий грабитель, взломав сундук, украдет твои деньги,
До основанья твой дом буйное пламя сожжет,
Да и должник не отдаст тебе ни процентов, ни долга,
Ты не получишь семян с нивы бесплодной назад;
5Лживой подругою твой управляющий будет обобран,
Вместе с товаром корабль будет потоплен волной.
Не угрожает судьба лишь тому, что друзьям подарил ты:
Только одно, что ты дал, будет твоим навсегда.

v xliii. thais habet nigros, niveos laecania dentes

Зубы Таиды черны, белоснежны Лекании зубы.
Что ж? Покупные одни, ну а другие — свои.

v xliv. quid factum est, rogo, quid repente factum

Что случилось с тобой, что вдруг случилось?
Приглашал я тебя, Дентон, обедать,
Ты ж четырежды — чудо! — отказался!
Без оглядки бежишь и скрыться хочешь
5От того, кого ты в театрах, в термах,
По столовым по всем искал недавно.
Значит, стол соблазнил тебя жирнее
И обильная кухня пса сманила.
Но чуть-чуть погоди: как надоешь ты,
10Из богатой ты кухни будешь выгнан
И к привычным объедкам вновь вернешься!

v xlv. dicis formosam, dicis te, bassa, puellam

Басса, ты все говоришь, что ты молода и красива.
Басса привыкла давно то, чего нет, говорить.

v xlvi. basia dum nolo nisi quae luctantia carpsi

Коль поцелуев лишь тех я желаю, что с боя добыты,
И раздраженье твое больше всего я люблю, —
Вот потому-то и бью тебя, Диадумен, я часто
И добиваюсь: тебе я уж ни страшен, ни мил.

v xlvii. numquam se cenasse domi philo iurat, et hoc est

Дома, клянется Филон, никогда не обедал он. Значит
Он без обеда сидит, если не позван никем.

v xlviii. quid non cogit amor? secuit nolente capillos

Иль не всесильна любовь? Остригся Энколп, хоть и против
Был господин, но не смог все же ему запретить.
Плача, позволил Пудент: о дерзостном так Фаэтоне
Плакал отец, но ему все-таки вожжи он дал;
5Так был похищен и Гил; так и, матери скорбной на горе,
С радостью кудри свои узнанный отдал Ахилл.
Но не спеши, волосам не верь, умоляю, коротким
И подожди вырастать ты на щеках, борода!

v xlix. vidissem modo forte cum sedentem

Раз, когда ты сидел один, случайно
За троих, Лабиен, тебя я принял.
Сбил со счета меня твой лысый череп:
Ведь с обеих сторон на нем волосья,
5И такие, что мальчику под стать бы;
Посредине же гол он, и не видно
Никаких волосков на плеши длинной.
Этот грех в декабре тебе был кстати,
При раздаче нам цезарских гостинцев:
10Целых три ты унес с собой корзинки.
Но, раз схож ты, как вижу, с Герионом,
Берегись ты ходить в Филиппов портик:
Геркулесу ты можешь там попасться!

Ст. 11. Герион — трехголовый великан, убитый Геркулесом, статуя которого стояла в Филипповом портике.

v l. ceno domi quotiens, nisi te, charopine, vocavi

Если, тебя не позвав, Харопин, я обедаю дома,
Тотчас же я для тебя злейшим врагом становлюсь:
Рад бы насквозь ты меня пронзить мечом обнаженным,
Если узнаешь, что мой топят очаг без тебя.
5Что же, ни разу нельзя тайком от тебя отобедать?
Право же, глотки наглей я, Харопин, не видал!
Брось-ка, пожалуйста, ты наблюденье за кухней моею:
Повару дай моему за нос тебя поводить!

v li. hic, qui libellis praegravem gerit laevam

Вот этот, у кого в руке бумаг столько,
Кто безбородых кучею писцов сдавлен,
Кто на записки, что к нему везде тянут,
И на прошенья с важным видом все смотрит,
5Как будто он Катон, иль Брут, иль сам Туллий,
Не скажет, Руф, — пускай грозят ему пытки, —
Ни по-латыни, ни по-гречески «здравствуй».
Не веришь? Ну так поздоровайся сам с ним.

Ст. 7. ...по-гречески «здравствуй»  — в оригинале haire.

v lii. quae mihi praestiteris memini semperque tenebo

То, чем ты мне услужил, я помню и век буду помнить.
Так почему ж я молчу, Постум? Да ты говоришь!
Стоит мне только начать о подарках твоих, как сейчас же
Перебивают меня: «Сам он мне все рассказал!»
5Кое-что делать вдвоем не след: одного тут довольно.
Хочешь, чтоб я говорил? Ну так ты сам помолчи.
Постум, поверь мне: хотя твои подарки богаты,
Но дешевеют они из-за твоей болтовни.

v liii. colchida quid scribis, quid scribis, amice, thyesten

Что о колхийке, мой друг, что пишешь ты все о Тиесте?
Что в Андромахе нашел или в Ниобе ты, Басе?
Лучше всего для твоих писаний, по мне, подошел бы
Девкалионов потоп иль Фаэтонов пожар.

Ст. 1. ...о колхийке... — то есть, о Медее, дочери колхидского царя.

v liv. extemporalis factus est meus rhetor

Вез подготовки говорить стал мой ритор:
Не записав, сказал: «Кальпурний мой, здравствуй!»

v lv. dic mihi, quem portas, volucrum regina? 'tonantem.

«Птиц повелитель, скажи, кого ты несешь?» — «Громовержца». —
«Что же в руке у него нету перунов?» — «Влюблен». —
«Чьим же зажжен он огнем?» — «Ребенка». — «Что кротко на бога;
Клюв приоткрыв, ты глядишь?» — «О Ганимеде шепчу».

v lvi. cui tradas, lupe, filium magistro

Пристаешь ты давно ко мне с вопросом,
Луп, кому обученье сына вверить.
Всех и риторов ты и грамотеев,
Мой совет, избегай: не надо сыну
5Знаться ни с Цицероном, ни с Мароном.
Пусть Тутилий своей гордится славой!
Если ж сын — стихоплет, лиши наследства.
Хочет прибыльным он заняться делом?
Кифаредом пусть будет иль флейтистом.
10Коль окажется мальчик тупоумен,
Пусть глашатаем будет или зодчим.

Ст. 6. Тутилий — оратор времен Августа.

v lvii. cum voco te dominum, noli tibi, cinna, placere

Не обольщайся, коль я господином зову тебя, Цинна:
Часто приветствую так я и раба твоего.

v lviii. cras te victurum, cras dicis, postume, semper

Завтра, как говоришь, поживешь ты, Постум, все завтра,
Завтра-то это когда ж, Постум, наступит, скажи?
Как далеко это завтра? Откуда нам взять его надо?
Может быть, скрыто оно в землях парфян и армян?
5Завтра ведь это — уже Приама иль Нестора сверстник.
Сколько же стоит, скажи, завтра-то это твое?
Завтра ты поживешь? И сегодня-то поздно жить, Постум:
Истинно мудр только тот, Постум, кто пожил вчера.

v lix. quod non argentum, quod non tibi mittimus aurum

Ни серебра я тебе, ни золота не посылаю,
Стелла речистый, и все ради тебя самого.
Всякий, кто ценное шлет, отдаренным быть ценным желает!
Из затрудненья тебя выведет глина моя.

v lx. adlatres licet usque nos et usque

Лай, пожалуй, на нас везде и всюду
И дразни, сколько хочешь, гнусной бранью:
Наотрез отказал тебе я в славе,
Как хотел ты, желая в наших книжках
5Стать каким ни на есть известным свету.
Есть ли дело кому, ты жил иль не жил?
Пропадай же ты пропадом, несчастный!
Но пусть даже найдутся в нашем Риме
Иль один, или два, иль три-четыре,
10Что не прочь бы скоблить собачью шкуру,
Но у нас-то ведь нет такого зуда!

v lxi. crispulus iste quis est, uxori semper adhaeret

Кто такой этот кудряш, что вечно с твоею женою?
Кто он, скажи, Мариан? Кто такой этот кудряш?
Он, кто неведомо что лепечет ей в нежное ухо,
Облокотившись рукой правой о стул госпожи?
5Он, у кого на перстах крутятся легкие кольца
И у кого на ногах ни одного волоска?
Не отвечаешь ты мне? Дела супруги ведет он, —
Как говоришь ты, — твоей. Да, тот и честен и тверд,
Облик которого весь обличает, что он управитель:
10Хийский Авфидий и тот ревностней быть бы не мог.
О Мариан, заслужил ты вполне оплеухи Латина,
Я убежден, что еще сменишь Панникула ты!
Дело супруги ведет? Кудряш этот занят делами?
Нет, не делами жены, делом он занят твоим.

Ст. 10. Авфидий — соблазнитель, о котором говорит и Ювенал (IX, 25).

v lxii. iure tuo nostris maneas licet, hospes, in hortis

Будь как дома, мой гость, пожалуйста, в нашей усадьбе,
Если способен лежать прямо на голой земле,
Иль уж с собой принеси ты собственной утвари вдоволь:
Ведь уж давно у гостей просит пощады моя.
5Нет у меня тюфяка, не набитого даже, на ложе,
И, оборвавшись и сгнив, все перетяжки висят.
Все-таки дом этот наш на двоих пусть будет: я больше
Сделал, усадьбу купив; меньшее сделай: обставь.

v lxiii. ‘quid sentis’ inquis 'de nostris, marce, libellis?

«Мненья какого ты, Марк, о наших книжках, ответь мне!»
Часто в волненье меня просишь ты, Понтик, сказать.
Я восхищен, поражен: ничего не может быть лучше!
Перед талантом твоим даже сам Регул — ничто.
5«Вот как? Так пусть вознесет тебя Цезарь, пусть и Юпитер
Капитолийский!» — Да нет, право, пусть лучше тебя.

v lxiv. sextantes, calliste, duos infunde falerni

Вдвое больше, Каллист, налей ты в чашу фалерна,
Ты же, Алким, положи летнего снега туда.
Пусть благовонный амом мне на волосы льется обильно,
Пусть осеняют виски наши гирлянды из роз.
5Повелевают нам жить соседние мавзолеи,
Провозвещая, что смерть может грозить и богам.

Ст. 5. Мавзолеи — гробницы обожествленных императоров.

v lxv. astra polumque dedit, quamvis obstante noverca

Небо Алкиду в удел, невзирая на мачехи козни.
Дали Немей гроза и аркадийский кабан,
И укрощенный борец из Ливии, к бою готовый,
И в сицилийскую пыль сваленный Эрик-гигант,
5Страшное чудище Как, в лесной обитавший пещере
И заставлявший коров задом идти наперед.
Зрелищ арены твоей это часть ничтожная, Цезарь!
Каждое утро мы здесь видим страшнее бои.
Сколько тут валится туш, тяжелее немейского дива,
10Скольких сражает твое вепрей менальских копье!
Коль повторился бы бой тройной с пастухом иберийским,
Есть у тебя, кто бы мог и Гериона убить.
Пусть же ведется подсчет головам у чудовища Лерны:
Страшная гидра — ничто противу нильских зверей!
15Небо Алкиду за все великие подвиги боги
Дать поспешили, но ты поздно получишь его.

Ст. 1. Алкид — Геркулес, внук Алкея.

v lxvi. saepe salutatus numquam prior ipse salutas

Ждешь ты привета всегда, никого не приветствуешь первый.
Так ведь ты, Эмилиан, станешь «последним прости».

v lxvii. hibernos peterent solito cum more recessus

Тою порою, когда на зимовку свою отлетали
Ласточки снова, в гнезде птичка осталась одна.
Вновь возвратившись весной, они беззаконье открыли
И разорвали за то птицы беглянку в клочки.
5Поздняя кара: должна преступная мать растерзанью
Быть предана, но когда был ею Итис убит.

v lxviii. arctoa de gente comam tibi, lesbia, misi

Локон тебе я прислал, моя Лесбия, северной девы:
Знай, что ты всех превзошла блеском волос золотых.

v lxix. antoni phario nil obiecture pothino

Нечем, Антоний, тебе попрекнуть фаросца Потина,
А цицеронова смерть хуже проскрипций твоих.
Меч обнажаешь зачем против римских уст ты, безумец?
Сам Катилина ведь так не запятнал бы себя.
5Был преступный солдат подкуплен золотом гнусным,
И непомерной ценой рот ты заткнул лишь один.
Выгодно ль столько платить за молчание уст благодатных?
За Цицерона теперь каждый начнет говорить.

v lxx. infusum sibi nuper a patrono

Целых десять мильонов от патрона
Получить не успел Сириск, как сразу
Их, по всем четырем шатаясь баням
И харчевням, где сидя пьют, растратил.
5Вот так глотка: проесть все десять, Максим,
Да еще не возлечь за стол при этом!

v lxxi. umida qua gelidas summittit trebula valles

Здесь, где под Требулой дол простерся прохладный и влажный,
Где даже Рак не гнетет зелени свежей лугов,
Хутор здесь, никогда не палимый Львом клеонейским,
И эолийским всегда Нотом ласкаемый дом
5Ждут тебя, милый Фавстин; проводи на холмах этих лето,
И отогреешься ты в Тибуре даже зимой.

Ст. 1. Требула — местечко в Сабинской области (ныне Монте-леоне), где не бывает жары ни в июле (месяц Рака, ни в августе (месяц Льва).

v lxxii. qui potuit bacchi matrem dixisse tonantem

Руф, кто способен назвать Громовержца матерью Вакха,
Тот и Семелу отцом Вакховым может назвать.

v lxxiii. non donem tibi cur meos libellos

Что тебе не дарю своих я книжек,
Хоть и просишь о том ты неотступно,
Изумлен ты, Феодор? Да мне важно,
Чтоб и ты не дарил своих мне книжек.

v lxxiv. pompeios iuvenes asia atque europa, sed ipsum

Юных Помпеев земля Европы и Азии скрыла,
Сам он в Ливийской земле, если он только в земле.
Не удивляйся, что прах их по целому миру рассеян:
Праха такого вместить место одно не смогло б.

v lxxv. quae legis causa nupsit tibi laelia, quinte

Лелию, что за тебя вышла замуж, бояся закона,
Вправе законною, Квинт, именовать ты женой.

v lxxvi. profecit poto mithridates saepe veneno

Частым отравы питьем принес Митридат себе пользу,
Ибо вредить не могли лютые яды ему.
Так же себя оберег ты дрянными обедами, Цинна,
И потому никогда с голоду ты не помрешь.

Ст. 1. Митридат — царь Понта (132—63 г. до н.э.). Прославился изобретениями многокомпонентных противоядий.

v lxxvii. narratur belle quidam dixisse, marulle

Ходит везде про тебя, Марулл, неплохая острота:
Будто бы кто-то сказал: «Маслице в ухо он льет».

v lxxviii. si tristi domicenio laboras

Если скучно тебе обедать дома,
У меня голодать, Тораний, можешь.
Если пьешь пред едой, закусок вдоволь:
И дешевый латук, и лук пахучий,
5И соленый тунец в крошеных яйцах.
Предложу я потом (сожжешь ты пальцы)
И капусты зеленой в черной плошке,
Что я только что снял со свежей грядки,
И колбасок, лежащих в белой каше,
10И бобов желтоватых с ветчиною.
На десерт подадут, коль хочешь знать ты,
Виноград тебе вяленый и груши,
Что известны под именем сирийских,
И Неаполя мудрого каштаны,
15Что на угольях медленно пекутся;
А вино станет славным, как ты выпьешь.
Если ж после всего, как то бывает,
Снова Вакх на еду тебя потянет,
То помогут отборные маслины,
20Свежесобранные с пиценских веток,
И горячий горох с лупином теплым.
Не богат наш обед (кто станет спорить?),
Но ни льстить самому, ни слушать лести
Здесь не надо: лежи себе с улыбкой.
25Здесь не будет хозяев с толстым свитком,
Ни гадесских девчонок непристойных,
Что, похабными бедрами виляя,
Похотливо трясут их ловкой дрожью.
Но, — что ни надоедно, ни противно, —
30Кондил-крошка на флейте нам сыграет.
Вот обед наш. За Клавдией ты сядешь:
Ведь желанней ее у нас не встретишь!

v lxxix. undecies una surrexti, zoile, cena

Ты на обеде одиннадцать раз, Зоил, поднимался,
В платье застольном всегда новом являясь опять,
Чтобы в одежде сырой не мог твой пот застояться,
Чтобы не мог простудить кожи горячей сквозняк.
5Что ж это я-то, Зоил, за обедом твоим не потею?
Видно, одежда одна сильно меня холодит.

v lxxx. non totam mihi, si vacabis, horam

Если есть у тебя хоть меньше часа,
Одолжи мне его, Север, прошу я,
Для оценки и чтенья наших шуток.
«Да ведь праздника жалко мне!» Пожертвуй
5Ты, пожалуйста, им и не досадуй.
Коль с речистым Секундом прочитаешь
(Или слишком нахальна наша просьба?)
Эту книжку, то ей придется больше
Быть в долгу у тебя, чем у владельца,
10Ибо будет спокойна, что Сизифа
Не увидит мучений с шатким камнем,
Коль ученый Секунд с моим Севером
Сгладят всю ее цензорским подпилком.

Ст. 6. Секунд — возможно, это Плиний Младший.

v lxxxi. semper pauper eris, si pauper es, aemiliane

Эмилиан, ты всегда останешься бедным, коль беден:
Деньги даются теперь только одним богачам.

v lxxxii. quid promittebas mihi milia, gaure, ducenta

Двести тысяч ты, Гавр, обещался мне дать, но зачем же,
Раз не способен ты был и десяти-то мне дать?
Или ты можешь их дать, да не хочешь? Но это же гнусно!
Да пропади ты совсем, Гавр, малодушный подлец!

v lxxxiii. insequeris, fugio; fugis, insequor; haec mihi mens est

Гонишься ты, я бегу; ты бежишь, я бегу за тобою,
Диндим; не хочешь, хочу, хочешь ты, я не хочу.

v lxxxiv. iam tristis nucibus puer relictis

Уже мальчик орехи бросил с грустью:
Вновь учиться зовет крикун наставник;
И, в обманные кости проигравшись,
Извлеченный из тайного притона,
5Охмелевший игрок эдила молит.
Сатурналий окончился весь праздник,
А подарков ничтожных, даже меньших,
Чем обычно, мне, Галла, не дала ты.
Что же? Пусть мой декабрь пройдет впустую,
10Но ты знаешь, что скоро ведь и ваших
Сатурналий канун — Календы марта:
Отдарю я тебя тогда на славу.

Ст. 5. ...эдила молит — эдилы допускали азартные игры в общественных местах только в праздник Сатурналий.

Ст. 11. Календы марта — в этот день начинался женский праздник Матроналий.

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016