МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

фет а. а.


Фет А. А., LIBER VII, 88 перев.

vii i. accipe belligerae crudum thoraca minervae,

Панцирь суровый прими войнолюбивой Минервы,
В страхе пред коим и гнев самых Медузы волос.
Ежели, Цезарь, он пуст, то может быть латами назван,
А на священной груди будет эгидою он.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


I. Домициану о латах.


2. Змеями шипящие волоса Медузы, (см. VI, 10, ст. 11).

4. Эгида от слова αἶξ коза. Юпитер покрыл щит свой шкурой выкормившей его козы Амальтеи; но такой же щит приписывается и Минерве. Смысл стиха: на груди Домициана панцирь станет божественным.

vii ii. invia sarmaticis domini lorica sagittis

Неуязвимый для стрел сарматских панцирь владыки
И надежней еще гетского Марса щита
Тот, над тем, чтоб спасти от удара пики этольской,
Кабанов без числа гладкие ногти сплелись.
5Счастлив жребием ты, кому прикасаться к священной
Груди дано и пылать нашего бога душой.
Сопровождай и всецел больших добивайся триумфов
И поскорее вождя к тоге победной верни.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


II. Самому панцирю.


1. Стрел, во время сарматского похода, предпринятого Домицианом.

2. Гетского Марса. Геты (см. VI, 58, ст. 2) почитали своего особенного Марса.

3. Пики этольской, Мелеагра, (см. I, 104, 6).

4. Павсаний передает, что сарматы подбирали панцирь из кабаньих ногтей, на подобие змеиной чешуи.

6. Нашего бога, Домициана, (см. IV, 1, ст. 10).

8. К тоге победной, к трабее триумфатора, (см. V, 41, ст. 5).

vii iii. cur non mitto meos tibi, pontiliane, libellos?

Понтилиан, почему я тебе не шлю своих книжек?
Чтобы мне ты своих, Понтилиан, не послал.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


III. Понтилиану.

vii iv. esset, castrice, cum mali coloris,

Кастрик, как цветом лица соделался бледен,
Опппиан стал писать стихотворенья.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


IV. Об Оппиане


1. Гораций (Посл. I, 19, ст. 18) говорит:

...стань случайно
бледен я, так тмин для бескровия пить они станут.

В настоящей эпиграмме Марциал смеется над Оппианом, который побледнев, быть может, от болезни или других причин, подобно ученым и поэтам, томящимся за книгами, сам стал писать стихи.

vii v. si desiderium, caesar, populique patrumque

Если взор обратишь на желанья отцов и народа
И на истинный ты тоги латинской восторг,
Нашим мольбам возврати бога. Завидует ныне
Рим врагу своему, лавров хоть много идет:
5Тот владыку вселенной ближе видит, и варвар
Ликом твоим устрашен и наслаждается им.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


V. Цезарю Домициану.


2. Тоги латинской, римского народа в его обычной одежде.

4. Лавров хоть много идет, письма, возвещавшие победу, увивались лаврами.

vii vi. ecquid hyperboreis ad nos conversus ab oris

Или к нам обратясь с гиперборейских прибрежий
Уже к Авзонии в путь Цезарь собрался вступить?
Верного вестника нет, но общий-то голос разносит:
Верю тебе я, Молва, правду всегда ты гласишь.
5Радость народную нам возвещают победные письма,
Марсовы дроты, с концов в зелени лавра живой.
Рим тебе снова, ио, великий триумф возглашает,
Непобедимым тебя, Цезарь, твой город гласит.
Но чтобы в радости уж уверенность большая стала,
10Лавра сарматского сам вестником ты приходи.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


VI. О молве возвращения Домициана.


1. Гиперборейских, крайне северных. 6,

2. Авзония, Италия.

6. При победах копья и дроты увивались лавром.

vii vii. hiberna quamvis arctos et rudis peuce

Хоть и зимний Арктос и грубая Певка
И под ударом копыт Истр разогретый
И с сокрушенным уж Рейн рогом трикраты
Держит смирителя царств лживых народов,
5Мироправитель тебя и отец над землею,
Все же для нашей мольбы ты далек быть не можешь.
Там и глазами с тобой и душами мы, Цезарь;
И до того все сердца ты один увлекаешь,
Что не знает сама толпа и великого Цирка,
10Пассерину теперь бежать или Тигру.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


VII. Цезарю Домициану.


1. Арктос, (см. кн. Зрелищ, 15, 4). Певка, остров в устьях Дуная.

2. Истр, Дунай, который здесь изображается замерзшим.

3. Рейн, подобно другим рекам, изображается рогатым богом. Сломить ему рог значит победить его.

10. Пассерин и Тир, два скакуна в цирке. Толпа до того занята Домицианом, что забывает очередь любимых своих коней.

vii viii. nunc hilares, si quando mihi, nunc ludite, musae:

Веселы ныне, коль мне так являлись вы, Музы, взыграйте,
Из одризийских идет стран победителем бог.
Первый декабрь, ты даешь народным мольбам подтвержденье;
Уже возможно сказать голосом зычным: «Идет»!
5Счастлив жребием ты! Не уступишь ты Янусу даже,
Если бы радости нам те, что дает он, ты дал.
Праздничную отпускать будет ругань увенчанный воин,
Как пойдет посреди убранных лавром коней.
Можешь шуткам внимать и песням легким, о Цезарь,
10Даже и ты, коль игру любит и самый триумф.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


VIII. О возвращении Домициана.


2. Одризы, фракийский народ, здесь вместо северных страы.

3. Вероятно, в этот день прибыли письма о возвращении Домициана.

5. Янус вместе с Сатурном, Пиком и Фавном старейший из римских богов; бог года и мира, коего храм в мирное время запирался, (см. X, 28, ст. 8). Он изображался с двумя и даже с четырьмя лицами, (см. VIII, 2). По нем назывался первый месяц в году (см. VIII, 33, ст. 11; XII, 31, ст. 4; XIII, 27, ст. 1). Под покровительством его находились священные книги, в которых записывали 1-го января вступающие в должность консулы и другие представители власти.

vii ix. cum sexaginta numeret cascellius annos,

Как шестьдесят уже лет себе считает Касцеллий,
Он умен; но когда ж будет он красноречив?

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


IX. О Касцеллии.


2. Римское юношество получало систематическое образование у грамматиков и риторов; и в настоящей эпиграмме Марциал издевается над претензиями Касцеллия на умственный вес, так как 60-ти летний этот старик тем не менее не проходил правильной школы красноречия.

vii xi. cogis me calamo manuque nostra

Принуждаешь пером и своею рукою
Книжки свои меня, Пудент, ты исправить.
О, как чрезмерно меня ты ценишь и любишь,
Что иметь моего письма хочешь шутки!

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XI. Авлу Пуденту.


4. Истинные любители поэзии высоко ценили первые экземпляры сочинений, написанные рукой автора, так как в дальнейших списках могли находиться ошибки и неточности по вине переписчика.

vii xii. sic me fronte legat dominus, faustine, serena

С ясным челом пусть меня, Фаустин, так владыка читает,
Ухом привычным пускай шуткам внимает моим,
Как мой лист тех щадит, кого поделом ненавидит,
И со стыда ничьего слава не нравится мне.
5Что за польза иным желать, чтоб казались моими,
Если Ликамбовой где кровно стрелы текут,
Или во имя мое тот яд изливают змеиный,
Что не в силах лучей Феба и дня перенесть?
Я безвредно шучу, это знаешь ты: в этом клянуся
10Гением мощной Молвы, как и толпой Касталид,
Слухом также твоим, для меня словно бог ты великий,
О читатель, ведь ты зависти грубой далек.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XII. Фаустину.


1. Так. Мы уже выше говорили о форме поэтической речи, <из>бегающей к сближению и сравнению двух, нередко совершенно разнородных представлений: пусть я настолько же заслужу благосклонное внимание императора, насколько я в моих стихах щажу людей, заслуживающих ненависти, и не добиваюсь славы насчет чьего-либо стыда, (сл. V, 63, ст. 5. 12).

5. Смысл: какая польза некоторым стихотворцам выпускать под моим именем смертоносные сатирические стрелы, когда всем известна безвредность и безобидность моих шуток.

6. Ликамб. Архилох, лакедемонский поэт, писал такие едкие ямбы на Ликамба, отказавшего ему в обещанной руке дочери, что принудил его повыситься вместе с дочерью.

10. Толпой Касталид, муз, проживающих у Кастальского ключа.

12. О читатель, Домициан.

vii xiii. dum tiburtinis albescere solibus audit

Что слоновая кость на солнце тибурском белеет,
Смуглой про то услыхать лишь Ликориде пришлось,
К высям она пришла Геркулеса. С чем воздух Тибура
Горный сравнить! В малый срок черной вернулась она.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XIII. О Ликориде.

vii xv. quis puer hic nitidis absistit ianthidos undis?

Что за мальчик бежит от блестящих струй Иантиды
И от Наяды спастись хочет? Ужели то Гил?
О хорошо, что вот здесь, в этой роще почтен тиринтиец,
И что вблизи сторожит воды любовные он.
5Безопасно, Аргинн, из этих ключей подноси ты;
Нимфы не тронут тебя, бойся, не вздумал бы сам.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XV. Аргинну Иантиды.


1. Речь, вероятно, идет о статуе убегающего мальчика от струй Иантиды, (см. VI, 47).

2. Придерживаясь чтения Gilbert’а «Et fugitat dominam» вместо приводимого Lemair’ом «Et fugit at dominam», мы переводим: «И от наяды спастись» вместо «И у наяды спастись». Иантида и есть та нимфа, которой Аргинн боится, по примеру Гила. Гил, (см. V, 43, ст. 5).

3. Тиринтиец, Геркулес, воспитанный в арголийском городе Тиринт.

6. Сам, Геркулес.

vii xvi. aera domi non sunt, superest hoc, regule, solum,

Денег в дому никаких; остается, Регул, продать мне
Только подарки твои; уже не купишь ли ты?

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XVI. Регулу.


1. Регул (см. I, 12).

vii xvii. ruris bibliotheca delicati,

Превосходной дачи библиотека,
Видит из коей читатель город соседний,
Ежели средь песнопений более строгих
И для игривой Талии окажется место,
5То втисни хотя бы на нижнюю полку
Те, что семь тебе посылаю я книжек,
Своего творца перемаранных тростью:
Цену им придают эти помарки.
Ты же, малого дара приняв посвященье,
10Так, что по целой земле воспевать тебя будут,
Охраняй этот мой залог задушевный,
Юлия Марциала ты библиотека.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XVIII. Библиотеке Юлия Марциала. Поэт посвящает семь собственноручно написанных книг эпиграмм библиотеке родственника своего Юлия Марциала, коего сады и прекрасную виллу на Яникуле описывает.

vii xix. fragmentum quod vile putas et inutile lignum,

Этот обломок, что счесть бесполезным ты деревом можешь,
Первым был кораблем средь безызвестных морей;
Ни цианейским его сокрушить не пришлося напастям,
Ни суровой самой скифского моря волей.
5Победили века: но хотя годам уступил он,
Эта священней доска, чем уцелевший корабль.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XIX. Об обломке Арго. В Риме во времена Марциала показывался обломок от корабля Арго.


3. Цианы или Симплегады, два скалистых острова у входа в Понт Эвксинский, хотя Гомер и помещает их в Сицилийское море. Будучи подвижными, они ударяли друг в друга, сокрушая попавшие между ними корабли. Аргонавты проехали между ними, пустивши наперед голубя.

4. Скифское море — Понт Эвксинский.

vii xx. nihil est miserius neque gulosius santra.

Нет гнусней ничего и прожорливей Сантры.
Как бежит приглашен к настоящей трапезе,
Коей столько дней и ночей добивался,
Трижды он вепря и бедр четырежды просит,
5Оба от зайца стегна и обе лопатки,
Не краснеет, клянясь, что дрозда не давали,
И хватать бледноватые бороды устриц.
Грязный мажет ручник кусками оладьев,
И туда же горшковые суются грозды,
10И пунийских гранатов немногие зерна,
И неприличная шерсть объедков свинины,
И текущие смоквы, и гриб поразбрюзгший.
Но как от тысячи краж ручник уже рвется,
Прячет оглоданные позвонки он в пазухе теплой
15И с отъеденною головой от горлицы тушку.
Не считает стыдом сбирать крохоборец,
Вытянув руку, и то, что оставлено псами.
Не сыта еще глотка добычей съестного,
Смесью вина он бутыль у ног наливает.
20Это когда он домой унесет на двести степеней
И боязливо запрет на задвижку каморку,
Этот обжора продаст все на другой день.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XX. На Сантру.


2. Recta coena, настоящая трапеза, за которой приглашенные клиенты возлегали вместе с патроном, была восстановлена Домицианом вместо небольшой денежной подачки, вошедшей перед тем в употребление.

20. На двести ступеней, указывает, что Сантра жил на самом чердаке подобно беднякам.

vii xxi. haec est illa dies, magni quae conscia partus

Вот тот день, что, сознав своего порожденья величье,
Дал Лукана всему миру и, Полла, тебе.
О жестокий Нерон! Этой тенью всего ненавистней,
Хоть уж это должно б быть невозможным тебе.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XXI. На день рождения Лукана.


2. Полла; воспевая день рождения и гибель Лукана, поэт обращается к Полле, супруге поэта Лукана, внучке оратора Сенеки.

3. Этой тенью, т.е. убийством Лукана.

4. Как бы представляет ответ на слова Нерона после многих убийств: до сих пор Цезарь не знал, что возможно для императора.

vii xxii. vatis apollinei magno memorabilis ortu

Памятный день певца Аполлонова важным рожденьем
Всходит; толпа Аонид, будьте усердны к мольбам.
Тем заслужил, что тебя, о Лукан, земле даровал он,
Чтобы с кастальской водой был перемешан Бэтис.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XXI. О томе же.


2. Аонид, муз по имени Аонийской или Бэотийской горы Геликона и ключа Аганиппы.

4. С кастальской водой, (см. IV, 14, ст. 1). Кордуба, место рождения Лукана на реке Бэтисе.

vii xxiii. phoebe, veni, sed quantus eras, cum bella tonanti

Феб, низойди; но каким ты был, как гремящему войны
Лация лиры вручал славу вторую ты сам.
В день сей чего попрошу? Воздавай ты, Полла, супругу
Часто почет, и пусть сам чувствует он, что почтен.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XXIII. Фебу о томе же.


1. Гремящему войны, Лукану.

2. Держась смысла, мы перевели: славу вторую вместо плектр второй; второй после воспевшего войны Вергилия.

vii xxiv. cum iuvenale meo quae me committere temptas,

Ты, что ищешь меня с моим Ювеналом рассорить,
Только чего не дерзнешь, злобный язык, говорить?
Ты как начнешь клеветать, Пилад на Ореста б озлился,
И Тезею б в любви мог отказать Пиритой;
5Ты б сикулийских успел братьев, и именем больших
Внуков Атрея развесть, даже и Леды детей.
За заслуги твои и дерзость желаю, чтоб делал
Что, полагаю, язык, подлинно делаешь ты.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XXIV. Злоязычнику.


1. Ювенал, знаменитый сатирик, был приятелем Марциала.

4. Дружба Тезея и Пиритоя обратилась в пословицу, так же, как и дружба Ореста и Пилада.

5. Под сикулийскими братьями надо подразумевать Амфинома и Анания, рожденных в сицилийском городе Катане, близ Этны, о благочестивой любви коих к родителям повествует Страбон, кн. VI; Сенека III de Benefice, гл. 17.

6. Внуков Атрея, Агамемнона и Менелая, превосходящих славой упомянутых сикулийских братьев. Леды детей, Кастора и Поллука.

vii xxv. dulcia cum tantum scribas epigrammata semper

Как слащавый лишь одни эпиграммы ты пишешь,
И набеленной притом кожи гораздо бледней,
И ни крошки нет в них ни соли, ни капельки горькой
Желчи, безумец, ты все, чтобы читали их, ждешь!
5Даже еда не мила, коль резкого уксуса мало,
И неприятно лицо, если усмешки в нем нет.
Яблок медовых давай да пресных марисков ребенку,
Я же с Хиоса люблю плод, что умеет пробрать.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XXV. Плохому поэту.


2. Набеленной кожи. Стихи плохого поэта однообразно чисты и белы, как набеленное лицо, (ср I, 72, ст. 6).

7. Мариски, род больших на вкус пресных фиг.

8. Хиосская фига слабилась острым, вину подобным вкусом, (см. XIII, 23).

vii xxvi. apollinarem conveni meum, scazon;

К Аполлинарию отправляйся ты, сказон,
И коль он празден, — чтобы ни явился ты в тягость, —
Кое-что, в чем и сам он некоей частью,
Сдай, чтобы тонкие уши восприняли песню.
5Если увидишь, что принят с челом ты открытым,
То поддержки проси по старой приязни.
Знаешь, какою любовью пылает к моим он
Шуткам; и сам не могу я любить тебя больше.
Если от злобных желаешь ты быть безопасным,
10К Аполлинарию отправляйся ты, сказон.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XXVI. При посылке сказона Аполлинарию. Сказон, хромой ямб, ибо в шестой стопе заключается спондей.


1. Аполлинарий, (см. IV, 87, ст. 93).

vii xxvii. tuscae glandis aper populator et ilice multa

Тусского желудя вепрь истребитель и с дуба плодами
Жирный уже, и едва не этолийский сам зверь,
Декстер которого мой пронзил сияющей пикой,
Ловлей завидной лежишь ты на моем очаге.
5Пусть тучнеют в чаду загрязненные паром пенаты,
Кухня, как в праздник, пускай топливом пышет с горы.
Перца ворох большой меж тем израсходует повар,
И фалерна придаст к тайной подливке еще.
Так к господину вернись, огонь тебя мой не вмещает,
10Смуту вносящий кабан: выгодней мне голодать.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XXVII. О вепре, посланном к нему Декстером.


1. Тусский, Этруеский.

2. Этолийский, убитый Мелеагром.

3. Декстер, друг Марциала, занимающийся охотой.

6. Дровами, нарубленными на горе.

9. К господину, Декстеру.

10. Огромный кабан не по кухне поэта.

vii xxviii. sic tiburtinae crescat tibi silva dianae

Пусть так растет у тебя лес тибуртинской Дианы,
И по срубу опять часто пусть роща идет,
Пусть тартесским тискам твоя не уступит Паллада,
Фуск, и громады корыт доброго муста дают;
5Форум дивись тебе так, пусть так Палатин тебя хвалит,
Дверь двойную пускай множество пальм уберут;
Так как дарует тебе декабрь лишь отдых короткий,
Шутки, читая, прими слухом уверенным ты.
«Правду желаешь узнать? Вещь трудная». Но если хочешь,
10Чтоб что сказали тебе, можешь ты, Фуск, мне сказать.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XXVIII. Фуску.


6. Клиенты украшали пальмами двери своих патронов после удачной защиты их дела на суде, (см. Ювен. Сат. VII, ст. 118:

Чтоб измучившись лестницу пальмой зеленой украсить.

8. Уверенным — в своей непогрешимости.

10. Поставь себя на мое место и скажи мне такую же правду, какую бы ты сам желал. услыхать о себе.

vii xxix. thestyle, victoris tormentum dulce voconi,

Виктора ты, Тестил, Вокона отрадная мука,
Мальчик, какого славней в целом городе нет;
Будь так, прекрасный, любим и волоса свои снявши,
Пусть певцу твоему милой средь дев не найти;
5Отложи ты на миг господина ученые книжки,
Как твоему я читать Виктору стану стишки.
И Меценату, когда Марон воспевал Алексиса,
Ведома смуглая все ж Марза Мелэна была.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XXIX. Мальчику Тестилу.


1. Виктор Вокон, поэт, мальчика которого, по имени Тестил, поэт просит отложить в сторону книги своего господина на время чтения стихов Марциалом.

7. Внимание к Алексису не мешало Меценату знать, что поэт Марз (см. I, письмо) любит свою смуглую Мелэну.

vii xxxi. raucae chortis aves et ova matrum

Птиц из хрипливых хлевов и яйца наседок,
Смокв хиосских, при среднем тепле пожелтевших,
И от крикливой козы молодого детенка,
И к холодам уже подошедших оливок,
5И побелевшую всю с мороза капусту
Ты считаешь, что шлет тебе моя дача?
О как, Регул, ты заблуждаешься сильно!
Кроме меня нейдет ничего в моем поле.
Что только староста Умбр иль поселянин,
10Или дача твоя у третьего камня
Шлют иль тусски тебе, иль тускуланцы,—
Это родится мне все в целой Субуре.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XXXI. Регулу.


1. Птиц из хрипливых хлевов, (сл. III, 58, ст. 12).

11. Тусски, Этрусски. Тускуланцы, жители древнего города Тускула в Лации.

12. Смысл: ничего я не получаю из имения, а все покупаю на рынке.

vii xxxii. attice, facundae renovas qui nomina gentis

Аттик, ты имена возродивший речистого рода,
Мощному дому никак ты замолчать не даешь;
Сопровождаете тебя толпа кекропийской Минервы,
В тайной тебя тишине любит и всякий мудрец.
5Юношей прочих блюдет фехтовальщик, ухо разбивши,
И похищает добро зря умаститель пачкун.
Ни шары и ни мяч, ни лапта тебя не готовят
К бане, ни бой тупиком против нагого столба;
Умастивши, ты рук изогнутых на бой не выносишь
10И гарпаста в пыли быстро схватить не спешишь,
А к белоснежным водам одной только Вирго стремишься
Или туда, где горит страстью сидонскою бык.
В игры пускаться во все, что на каждой площадке заводят,
Как подобает бежать, это лишь леность одна.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XXXII. Аттику.


1. Общая покровительница лесов, Диана, хранит и тибурский лес Фуска.

3. Тартесс, испанский город при устьях Бэтиса. Паллада с посвященной ей оливой здесь вместо сбора и выжимки олив.

1. Аттик — вероятно, Помпоний Аттик, коего жизнь описал Корнелий Непот и к которому послания писал Цицерон. Этому Аттику, вероятно, подражает его потомок, к которому обращается Марциал.

3. Кекропийской Минервы, толпа греческих философов.

5. Описывая телесные упражнения современных юношей, поэт хочет сказать, что дело не обходится без того, чтобы фехтовальщик не задел по уху своего ученика (см. Верг. Энеида, V, ст. 435—436):

...и вокруг ушей и висков их блуждает
часто рука, и трещат под ударами сильными скулы.

6. Похищает добро зря, так как не учит ничему дельному.

8. К разным упражнениям, вызывающим пот перед баней, принадлежал и бой деревянным мечом против вкопанного в землю столба.

10. Гарпаст, мяч общий у двух партий, старавшихся его захватить друг перед дружкой.

11. Вирго, (см. V, 20, ст. 9.)

12. Или туда, к портику Европы, где Юпитер был написан в образе быка, несущего через море Европу, дочь Агенора, основателя Сидона. Поэт хочет сказать, что Аттик простым и мужественным бегом заменяет более сложные телесные упражнения молодежи.

vii xxxiii. sordidior caeno cum sit toga, calceus autem

Хоть и грязи грязней твоя тога, но в это же время
Первого снега белей, Цинна, башмак у тебя;
Что же, одежду спустя, пачкаешь ноги, безумец?
Тогу ты, Цинна, сбери; ведь погибает башмак.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XXXIII. На Цинну.

vii xxxiv. quo possit fieri modo, severe,

Как же это, Север, могло только сбыться,
Чтобы Харин, изо всех человек наихудший,
Сделал хорошую вещь одну, вопрошаешь?
Я скажу, да сейчас же. Что хуже Нерона?
5Что Нероновых терм может быть лучше?
Но найдется иной тотчас из злобных,
Что из зловонного рта вымолвит тут же:
«Как ты стольким дарам владыки и бога
Нашего предпочтешь постройки Нерона?»
10Предпочитаю я термы баням цинеда.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XXXIV. Северу о Харине.


10. Хотя позорное прозвание цинеда может относиться здесь только к Харину, но такой конец эпиграммы, начинающейся похвалой баням Харина, все-таки изумителен.

vii xxxvi. cum pluvias madidumque iovem perferre negaret

Как отказалась сносить дожди и небесную влагу,
И в суровых зимой плавала дача водах,
Множество, чтоб отливать могли нежданные ливни,
В виде подарков твоих, мне черепицы пришло.
5Вот и суровый декабрь разносит посвист Борея:
Стелла, ты дачу покрыл, пахаря же не покрыл.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XXXVI. Стелле. Поэт просит богатого друга Стеллу, приславшего черепицы на крышу, прислать уже тогу, чтобы покрыть самого поэта.

vii xxxvii. nosti mortiferum quaestoris, castrice, signum?

Квестора, Кастрик, ты узнал ли знак смертоносный?
Стоит труда изучить новую эту фиту.
Сколько раз утирал свой нос он, текущий от стужи,
Быть смертоносным тому знаком приказывал он.
5Гнусная на носу недобром висела сосулька,
Как жестокий декабрь дул из увлаженных уст.
Руки сдержали ему товарищи; дальше знать хочешь?
Высморкаться бедняку, Кастрик, уже не пришлось.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XXXVII. Кастрику о фите.


2. Персий (Сат. IV, ст. 13) говорит:

И преступленье фитой ты мрачной умеешь отметить.

Фита — начальная буква греческого θάνᾰτος (смерть); ее ставили судьи перед именами приговоренных к смертной казни.

3. Марциал уверяет, что квестор вместо фиты изобрел свой смертоносный знак, поднесением руки к носу; но когда товарищи заметили, что по случаю стужи он злоупотребляет своим знаком, то не дозволили ему высморкаться.

vii xxxviii. tantus es et talis, nostri polypheme severi,

Ростом таков и собой, Полифем, моего ты Севера,
Что подивиться тебе мог бы и самый Циклоп.
Да и Сцилла ничуть не меньше. Когда б сопоставить
Оба чуда, один страхом другого бы стал.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XXXVIII. Полифему.


1. Полифем, исполинский раб Севера.

3. Сцилла, тоже раб громадного роста.

vii xxxix. discursus varios vagumque mane

Как побегушек с утра самых различных
И гордыни и всем властным приветствий
Переносить и терпеть не похотел уж,
Цэлий выказывать стал ложно подагру.
5Как чересчур выставлять стал ее правдой,
Мазать и кутать ступни здравые начал,
И затруднительным стал двигаться шагом, —
Как забота сильна в боли притворной! —
Цэлий казать уж не стал ложно подагру.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XXXIX. О Цэлии.

vii xl. hic iacet ille senex augusta notus in aula,

Здесь тот старец лежит, что в чертогах был Августа ведом,
Великодушный, вдвойне бога успел он узнать;
Набожно дети его со священною тенью супруги
Соединили: приял лес елисейский их двух.
5Первая пала она, обманута юностью свежей;
Он под восьмнадцать уже олимпиад увидал.
Но что в рание был у тебя похищен он годы,
Каждый подумал, Этрусск, видевши слезы твои.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XL. Эпитафия отца Этрусска.


1. Старец — Этрусск. О нем и о сыне его (см. VI, 83).

2. Вдвойне бога успел он узнать, Домициана во гневе и в милости, сославшего старика и вернувшего из ссылки.

5. Обманута, так как молодость ей, умершей в молодых летах, изменила.

6. Восьмнадцать олимпиад (см. IV, 45, ст. 4). Здесь олимпиады исчисляются как люстры, т.е. считая по пяти — 90 лет.

8. Ты оплакиваешь его, как умершего в юные годы.

vii xli. cosmicos esse tibi, semproni tucca, videris:

Космополитом себя ты, Тукка Семпроний, считаешь.
Есть, Семпроний, с добром также у Косма и дрянь.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XLI. Семпронию Тукке.


1. Космополитом, гражданином мира.

2. Игра именем Косма, известного торговца благоуханий.

vii xlii. muneribus cupiat si quis contendere tecum,

Если в подарках с тобой померяться кто пожелает,
Это же, Кастрик, пускай он в песнопеньях дерзнет.
Так как в обоих я слаб и быть побежденным готов я,
То мне нравится сон и глубочайший покой.
5Столь же дурные зачем подношу тебе песни, ты спросишь?
Иль Алкиною никто, скажешь, плодов не дарил?

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XLII. Кастрику.


6. Царь феаков Алкиной, знаменитый своими плодовыми садами.

vii xliii. primum est, ut praestes, si quid te, cinna, rogabo;

Первое, чтоб даровал ты, Цинна, о чем попрошу я,
А затем, чтоб скорей, Цинна, отказывал ты.
Мил мне дающий, но я на отказ не гневаюсь, Цинна:
Ты же, Цинна, не дашь и не откажешь сейчас.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XLIII. На Цинну.

vii xliv. maximus ille tuus, ovidi, caesonius hic est,

Вот, Овидий, он самый и есть, твой Максим Цэзоний,
Коего лик до сих пор воск животворный хранит.
Он Нероном был осужден, но дерзнул ты Нерона
Осудить и идти в ссылку судьбой не своей.
5Через Сциллу пошел при изгнаннике спутником славным
Ты, который не шел спутником консула быть.
Ежели жить именам, что мои поминают страницы,
И моему суждено праху меня пережить,
Пусть услышит толпа и теперь и грядущая даже,
10Что для него ты был тем, чем для Сенеки был он.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XLIV. К. Овидию о бюсте Максима Цэзония.


1. Кв. Овидий, к которому, как к другу, обращается Марциал, сопровождал добровольно Цэзония Максима, сосланного Нероном за участие в пизонском заговоре, тогда как раньше того отказал ему следовать за ним, как за проконсулом. Сам Цэзоний, друг Л. Аннея Сенеки, последовал за ним в ссылку в Корсику, куда Сенека по проискам Мессалины был сослан императором Клавдием. Здесь говорится о его восковом лике.

5. Через Сциллу, Сицилийское море по пути в Африку, где Цэзоний прежде был проконсулом.

vii xlv. facundi senecae potens amicus,

Красноречивого друг мощный Сенеки,
Кара дороже ему и ближе Серена,
Это тот Максим, кому столько приветствий
Шлют дарующие счастье письма.
5Этому вслед за предел волн сикулийских,
О Овидий, о ком языки не умолкнут,
Яростью ты пренебрег гнева владыки.
Изумляется пусть древность Пиладу,
Что за изгнанником шел матери следом.
10Кто же обоих равнять может опасность?
Твой провожаемый был ссыльным Нерона.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XLV. О том же.


2. Кар и Серен, друзья Сенеки.

3. Максим, Цэзоний.

vii xlvi. commendare tuum dum vis mihi carmine munus

Как свой дар нахвалить ты мне желаешь стихами
И норовишь говорить уст мэонийских пышней,
Мучаешь многие дни равно и себя, и меня ты,
И Талия твоя, Приск, про меня все молчит.
5Ты богатым бы мог и муз, и громких элегий
Посылать; беднякам прямо даров подавай.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XLVI. Приску.


2. Уст Мэонийских, Гомера.

vii xlvii. doctorum licini celeberrime sura virorum,

Сура Лициний, в числе ученых мужей ты славнейший,
Коего древний язык важных напомнил дедов,
Возвращаешься к нам — о что за благость судьбины! —
Ты отпущен, едва Леты воды не испив.
5Страх уж теряли мольбы и спокойно рыдала
Со слезами печаль; ты уж скончавшимся был.
Но осуждение не снес правитель немого Аверна
И похищенную нить сам возвратил он судьбам.
Вот ты знаешь, каким людей потрясла сожаленьем
10Ложная смерть, и своим снова потомкам ты рад.
Словно урвал ты, живи и хватай быстролетную радость,
Пусть не утратит и дня вновь возвращенная жизнь.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XLVII. Лицинию Суре.


1. Лициний Сура — ученый муж, друг Плиния Младшего.

4. Выздоровев от смертельной болезни.

7. Правитель Аверна — Плутон (см. I, 62, ст. 3).

vii xlviii. cum mensas habeat fere trecentas,

Хоть у него и столов до двухсот есть,
Анний вместо столов держит прислугу;
Чаши повсюду бегут и блюда летают.
Вы такие пиры, богачи, сохраняйте,
5А меня все гуляющий ужин коробит.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XLVIII. Аннию.


1. Столов до двухсот, вместо множества. Разносить пищу считалось со стороны хозяина скупостью, ибо при этом неудобно было налягнуть на любимое блюдо, как на поставленное на стол.

vii xlix. parva suburbani munuscula mittimus horti:

Малых подарков тебе я шлю подгородного сада:
Горлу, Север, шлю яиц, яблок для глотки твоей.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XLIX. Северу.

vii l. fons dominae, regina loci quo gaudet ianthis,

Ключ госпожи, царь мест, Иантиде настолько любезных,
Наслажденье и честь дома блестящего ты,
Как твой берег покрыт толпой этой слуг белоснежной
И ганимедовский хор светится в ясных водах;
5Чем же занят Алкид, обожаемый в роще вот этой?
В гроте столь близком к тебе держится бог почему?
Разве быть может любовь он знакомую нимф наблюдает,
Чтобы так много зараз Гилов схватить не могли?

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


L. Ключу Иантиды.


1. Иантиде (см. VI, 47 и выше, эп. 15).

4. Ганимедовский хор, толпа мальчиков прислужников.

5. Алкид, Геркулес.

8. Чтобы сцена похищения Гила не повторилась в нескольких видах.

vii li. mercari nostras si te piget, urbice, nugas

Ежели, Урбик, моих покупать не желаешь ты шуток,
А узнать между тем резвые песни ты рад,
То Помпея спроси — быть может ты знал его — Авкта;
Он в преддверье самом мстителя Марса живет.
5Знающ в правах и во всех наторевший занятиях тоги,
Он не читатель уж мой, Урбик, а книжка моя.
Так стихи он мои поет и помнит заочно,
Что не проронит одной буквы с моих он страниц.
Словом, когда б захотел, написавшим все мог бы казаться;
10Но он славе моей предпочитает служить.
Этого в десять часов — не довольно свободен он раньше —
Ты спроси; приютит маленький ужин двоих.
Станет читать он, ты пей, соскучься, все будет гудеть он,
И хоть скажешь ему: «Полно», он будет читать.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


L. Урбику.


11. Десять часов (см. I, 108, ст. 9).

vii lii. gratum est, quod celeri nostros legis, aucte, libellos,

Рад я, что Целеру, Авкт, мои стихи ты читаешь,
Если и Целеру, Авкт, что ты прочтешь, по душе.
Он народом моим, иберскими кельтами правил,
Не было в нашей стране нравов надежней его.
5Тем смущает почет меня больше, и все мне сдается,
Уши не слушателя передо мной, а судьи.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LII. Авкту.


1. Целер, бывший некогда в Кельтиберии префектом.

vii liii. omnia misisti mihi saturnalibus, umber,

Все подарки ты мне послал в Сатурналии, Умбер,
Что в теченье пяти дней у тебя набрались:
Дюжину книжечек в три доски и семь зубочисток;
К ним в придачу еще губку, салфетку, стакан,
5Полумарку бобов с корзиной пиценских оливок,
И с лалетанским вином черную также бутыль;
С белыми сливами тож явились мелкие фиги,
Смокв ливийских еще тяжеловесный горшок.
Я полагаю, едва на тридцать сестерций всего-то
10Было даров, что больших восемь сирийцев несли.
Безо всяких трудов насколько удобнее мог бы
Пять-то фунтов ко мне мальчик принесть серебра!

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LIII. На Умбера.


3. Крошечные дощечки в этих записных книжках делались из дорогого цитра, слоновой кости и других ценных материалов.

4. Салфетку (mappa) (см. II, 37, ст. 7).

6. Лалетанским (см. I, 26, ст. 9),

9. Тридцать сестерций, на 6 руб.

vii liv. semper mane mihi de me mera somnia narras,

Вечно с утра про меня о правдивых снах говоришь ты,
Так что заботят они и возбуждают мой дух.
Прежнее уже вино дошло до подоньев и это,
Как укрощает твои ночи мне ворожея;
5Груды соленой муки извел я и ладана кучи;
Убыло стад, как пришлось жертвовать часто овцу;
Ни свиньи, ни в хлевах птиц, ни яиц не осталось.
Или бодрствуй, иль спи, Назидиан, для себя.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LIV. На Назидиана.


1. Поэт жалуется на Назидиана, который, под предлогом дурных слов про Марциала, просил у него вина, ладана и жертвенных животных, жертвой которых призванная ворожея отводит грозный сон (сл. XI, 50, ст. 7—8).

vii lvi. astra polumque pia cepisti mente, rabiri,

Звезды и небо своим умом обнимал ты Рабирий,
Парразийский дворец дивным взводя мастерством.
Фидия Зевсу коль храм дать Пиза достойный замыслит,
У Громовержца проси нашего этой руки.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LVI. Рабирию,


1. Рабирий, строитель дворца Домициана, представлял себе небесное жилище Зевеса, строя (ст. 2) Парразийский дворец на Палатинском холме, на котором жил аркадец Эвандр из Парразии (сл. ниже эп. 99; VIII, 36, ст. 3; IX, 11 ст. 8; XII, 15, ст. 1).

3, Пиза, город в Элиде, где совершались Олимпийский игры.

4. У Громовержца нашего, Домициана.

vii lvii. castora de polluce gabinia fecit achillan:

У Габинии стал Ахилл из Поллука Кастором:
Пиксагатом он был, быть Гипподамом ему.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LVII. Об Ахилле.


2. Поллук действительно был Пиксагатом, т. е. πύξ (кулак) ἀγᾰθός (хороший), искусным кулачным борцом; Кастор был ἱππόδᾰμος укротитель коней, всадник. Здесь Марциал дает преднамеренно обидный смысл, подкладывая вместо πύξ πῡγή (зад).

vii lix. non cenat sine apro noster, tite, caecilianus.

Тит, не ужинает Цэцилиан наш без вепря.
Чудного гостя завел Цэцилиан за столом.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LIX. О Цэщилиане.


1. Вепрь, составлявши главное блюдо, ставился целиком на стол.

vii lx. tarpeiae venerande rector aulae,

Высший правитель тарпейских чертогов,
В ком по здравью вождя признаем Громовержца,
Так как всякий тебя утомляет мольбами
И того просит дать, что вы можете, боги;
5Что ни о чем для себя не прошу я, Юпитер,
Не гневись на меня как бы за надменность.
Я просить у тебя за Цезаря должен,
За себя же просить у Цезаря должен.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LX. Юпитеру Капитолийскому.

vii lxi. abstulerat totam temerarius institor urbem,

Захватил было всю столицу нахальный разносчик,
И на пороге своем не был порог ни один.
Ты, Германик, велел расшириться улицам узким,
И сейчас, что тропой было, то стало путем.
5Столб ни один на цепях бутылками не опоясан,
И не вынужден в грязь самую претор идти,
Не подымают в толпе теснящейся бритву слепую,
Черный очаг уже всех не занимает путей.
Повар, трактирщик, мясник, цирюльник порог соблюдает.
10Ныне стал Рим, а большой был он недавно корчмой.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXI. Цезарю Германику.


2. Ни один торгаш не знал своего порога, а выступал из-за него на улицу.

5. Столб, употреблявшийся для объявлений о книжках, продавцы вина окружали бутылками, связанными цепью, чтобы их не украли (сл. Ювен. Сат. III, 304).

6. Так как уже возможно пройти вдоль самых дверей.

7. Бритву слепую; из всех объяснение, слово слепой нам кажется вероятнее всего, что бритва, работающая в толпе, может нечаянно кого порезать.

vii lxiii. perpetui numquam moritura volumina sili

Ты, что читаешь вовек бессмертного Силия книги,
И достойные тож тоги латинской стихи,
Думаешь ли, что поэт возлюбил лишь приют пиэрийский
И лишь Вакха венки сверх Аонийских волос?
5Прежде он не достиг святыни котурнов Марона,
Чем по великим следам он Цицерона не шел.
Важное он ста мужей копье изумляет поныне,
И в благодарных устах многих клиентов живет.
Как двенадцатью он связками год тот управил
10Важный, который стал свят освобожденной земле,
Фебу и Музам свои он сдал заслуженные годы,
И уже форумом стал ныне ему Геликон.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXIII. О Силии Италике.


2. Тоги латинской (см. выше 5, ст. 2).

3. Приют пиэрийский (см. I, 76., ст. 3).

4. Аонийских (см. выше, 22, ст. 2). Вакхические венки, равно как и поэтические, из плюща.

5. Котурнов, не в смысле трагедии, а только в смысле высоко поэтического строя Вергилия. Смысл: прежде чем пуститься писать стихи, Силий изучил красноречие Цицерона.

7. Копье ста мужей, которые, подобно тому, как это делалось при аукционах, втыкали пред собою в землю копье (см. VI, 38, ст. 6).

9. Двенадцатью он связками, которые носились ликторами перед консулом. Силий был консулом в 61 году по Р. Хр., в год смерти Нерона.

vii lxiv. qui tonsor fueras tota notissimus urbe,

Ты, что цирюльником был известным в целой столице,
Всадником ставший заем милостию госпожи,
Перешел в города сиканские в области Этны,
Чтобы, Циннам, избежать строгого зова к суду.
5Тяжкие годы каким облегчишь, бесполезный, ты делом?
Что станешь делать, бедняк, с отдыхом ты беглеца?
Ни учителем быть, ни ритором, ни грамотеем
Ты неспособен, или циником, стоиком стать,
Ни продавать свою речь сикулийцам, иль плески театрам:
10Что ж остается, Циннам? Станешь цирюльником вновь.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXIV. На Циннама.


2. Милостью госпожи, возлюбленной, взнесшей за него ценз всадника.

9. Не продавать свою речь, в качестве адвоката. Иль плески, в качестве актера или кифареда.

vii lxv. lis te bis decumae numerantem frigora brumae

Стужу двадцатой зимы тебя сосчитавшего мучит
Тяжба на трех площадях, Гаргилиан, все одна.
О несчастный глупец! Ну кто же станет судиться,
Гаргилиан, двадцать лет, кто уступить бы волен?

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXV. На Гаргилиана.

vii lxvi. heredem fabius labienum ex asse reliquit:

Все наследство сполна Лабиену Фабий оставил;
А Лабиен говорит, большего он заслужил.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXVI. О Лабиене.

vii lxviii. commendare meas, instanti rufe, camenas

Тестю моих ты Камен, Инстанций Руф, умоляю,
Не хвали: может быть любит лишь важное он.
Если же даже и он игривые книжки допустит,
Курию стану читать я иль Фабрицию их.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXVIII. Инстанцию Руфу.


1. Смысл: ежели такому строгому человеку, как твой тесть, могут понравиться мои книжки, то я мог бы их прочесть даже Курию или Фабрицию.

vii lxix. haec est illa tibi promissa theophila, cani,

Вот Теофила сама твоя нареченная, Каний,
У которой полна грудь кекропийских даров;
Вправе б желать ее сад был аттический славного старца,
И своей назвала б стоиков также толпа.
5Жить сочиненью тому, что чрез эти пропустишь ты уши:
Столь не женский и не простонародный в ней ум.
Пусть Пантэнида твоя перед ней чересчур не гордится,
Хоть в пиэрийском она хоре известна вполне.
Песнопенья ее похвалила б влюбленная Сапфо;
10Эта скромнее, а та все ж не искусней была.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXIX. Канию о Теофиле.


1. Теофила, невеста Кания (см. 17 61, ст. 9).

2. Кекропийских даров, афинских наук и искусств.

3. Славного старца, Эпикура, поучавшего в афинском подгородном саду.

7. Пантэнида, славная современная, но неизвестная нам поэтесса.

vii lxxi. ficosa est uxor, ficosus et ipse maritus,

Фиги есть на жене и сам супруг-то весь в фигах,
В фигах дочь да и зять, самый даже и внук,
Ни управляющий, ни казначей от лихого нароста,
Ни суровый копач с пахарем тож не ушли.
5Как уже с фигами все равно молодые и старцы,
Странное дело, что фиг нет только в поле одном.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXX. О семействе, страждущем наростами, называемыми фигами. Латинское слово ficus — фига, в то же время обозначаешь нарост на теле, который у нас называется желваком. В настоящей эпиграмме Марциал играет этой двусмысленностью.

vii lxxii. gratus sic tibi, paule, sit december,

Так-то декабрь к тебе, Павл, будь благосклонен,
Пусть не дрянные придут в три листика книжки,
Не с полфунтика ладана и не салфетка,
Блюд пускай принесет и старых бокалов
5Иль обвиненный богач иль друг всемогущий,
Или что больше тебя тешит и манит;
Публия с Новием так пусть победишь ты,
Их заперши на доске пешкой стеклянной;
Так за игру нагишом в мяч тебе пальму
10Пусть благосклонно судья даст умащенный,
И Полибия левую больше не хвалит:
Если какой либо злой звал бы моими
Песни, что ядом текут полные черным,
Ты чтоб в защиту мою подал бы голос
15И продолжал бы кричать, сколько б осилил:
«Этого ни за что не писал Марциал мой».

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXXII. Павлу.


4. Старых бокалов, драгоценных кубков.

5. Обвиненный богач, которого ты защитил на суде.

7. Публия с Новием, знаменитых игроков по игре, схожей с нашими шахматами.

11. И Полибия левую; в игре в мяч все дело было в ловкости левой руки.

vii lxxiii. esquiliis domus est, domus est tibi colle dianae,

На Эсквилине твой дом, дом тоже на выси Дианы,
В Патрицианской к тому ж улице кров у тебя;
Здесь Цибелы вдовы, а там святилище Весты,
Нового Зевса оттоль, старого видишь отсель.
5Где ж тебя встречу, скажи, скажи, где искать тебя нужно?
Тот, кто всюду живет, Максим, нигде не живет.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXXIII. Максиму.


1. Эсквилин (см. V, 22, ст. 1). На выси Дианы, на Авентине с храмом Дианы.

2. Патрицианская улица между Виминалом и Эсквилином.

3. Храм Цибелы на Палатине, (Лив. XXIX, 37).

vii lxxiv. cyllenes caelique decus, facunde minister,

Неба краса и Циллен, красноречивый прислужник,
Коего жезл золотой пышно змеями увит,
Так да не будет тебе неуспеха в любовной проделке,
Пафией ли увлечен иль Ганимедом горишь,
5Ветви священные пусть материнские Иды украсят,
И поменее груз деда гнетет старика;
Как пусть Норбана всегда справляет с Карпом супругом
Весело день сей, когда ложе свело их впервой.
Здесь с почтеньем дары свои мудрости пестун подносит,
10Ладан куря пред тобой, верен Зевесу он сам.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXXIV. Мольба о Карпе и Норбане.


1. Циллен, гора в Аркадии, на которой родился Меркурий от Маи.

2. Кадуцей.

4. Пафия, Венера от города Дафоса на Кипре, со знаменитым храмом.

5. Материнские Иды, 15 мая, день рождения Меркурия (см. XII, 67, ст. 1).

6. Старика, Атланта, подпирающего небо.

9. Поэт называет ученого Карпа пестуном мудрости.

10. Как ты верный слуга небесного Зевеса, так и он сам верен земному Зевесу Домициану.

vii lxxv. vis futui gratis, cum sis deformis anusque.

Даром желаешь любви, хоть ты стара и невзрачна.
Пресмешно: хочешь дать и не желаешь давать.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXXV. Безобразной старухе.

vii lxxvi. quod te diripiunt potentiores

Что вельможи тебя рвут меж собою
В портике ли, на пирах или в театре,
И с тобою, когда б ты ни сошелся,
Рады в носилки засесть, рады помыться, —
5Ты гордиться собой слишком не думай.
Ты веселишь, Филомуз, а не любим ты.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXXVI. Филомузу.

vii lxxvii. exigis, ut nostros donem tibi, tucca, libellos.

Требуешь, Тукка, чтоб я тебе подарил свои книги.
Я не согласен: продать хочешь ты, а не прочесть.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXXVII. На Тукку.

vii lxxviii. cum saxetani ponatur coda lacerti

Как подают тебе хвост саксетанской лацерты,
И если ужин хорош, ешь ты без масла бобы, —
Вепря, вымя, грибов и устриц, барвен ты и зайца
Шлешь: ни вкуса, Папил, нет у тебя, ни ума.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXXVIII. На Папила.


1. Поэт упрекает Папила в безумном чванстве, вследствие которого он рассылает богатые яства в подарок посторонним людям, а сам питается самой дешевой пищей, начиная с саксетанской морской рыбы, lacertus, самой плохой и дешевой.

vii lxxix. potavi modo consulare vinum.

Консуларское пил вино я недавно.
Хочешь ты знать, как оно древне и дивно?
Налито самим консулом; только тот самый,
Что его, Север, подавал, был и консул.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXXIX. Северу.


1. Консуларским вином называли старое, налитое в доимператорское время.

vii lxxx. quatenus odrysios iam pax romana triones

Как уже римский мир одризийских смиряет трионов,
И умолкли совсем звуки суровые труб,
Ты бы мог, Фаустин, послать эту самую книжку
Марцеллину; ему к шуткам и книгам досуг.
5Но если малый ты дар желаешь представить от друга,
Стихотворенья мои мальчик пускай понесет;
Но не такой, что, вспоен молоком от гетской коровы,
Гнал сарматский кубарь по затвердившей реке,
А торгаша митиленского розовый ликом подросток,
10Или лаконец, пока матерью не был он бит.
А тебе пусть слуга с покоренного Истра пошлется,
Чтоб тибуртинских овец был он способен пасти.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXXX. Фаустину, чтобы сочинение поэта он отослал Марцеллину.


1. Одризийских, гиперборейских (см. выше, эп. 8, ст. 2). Трионов (см. VI, 58, ст. 1).

4. Марцеллину (см. VI, 25, ст. 1).

7. Гетской (см. VI, 58, ст. 2).

8. Сарматский (см. кн. зрелищ Ш, 4).

9. Митилена, столица острова Лесбоса.

10. Лаконец, подросших мальчиков секли в Спарте перед алтарем Дианы, чтобы приучить их к терпению, причем матери ободряли их своим словом.

11. С Истра, Дуная, дак.

vii lxxxi. 'triginta toto mala sunt epigrammata libro.'

«В целой книге плохих эпиграмм находится тридцать»,
Столько хороших коль есть, книжка уж, Лавз, хороша.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXXXI. Лавзу.

vii lxxxiii. eutrapelus tonsor dum circuit ora luperci

Как брадобрей Эвтрапел обойдет лицо у Луперка,
Щеки малюя ему, — вырастет вновь борода.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXXXIII. Об Эвтрапеле. Брадобрей Эвтрапел так добросовестно и медленно бреет, что в это время борода снова подрастает.

vii lxxxiv. dum mea caecilio formatur imago secundo

В пору как облик мой для Цэцилия пишут Секунда,
И под искусной рукой дышит с рисунком доска,
К девке ты гетской ступай, книжка, и к Истру немому,
Там у подвластных племен он занимает места.
5Милому другу ты будь малым, но сладостным даром:
Лик в песнопенье моем будет гораздо прочней;
Неразрушим никакой случайной судьбой, но годами
Будет он жить, как уже труд апеллесский умрет.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXXXIV. Книге.


1. Некоторые толкователи под Цэцилием Секундом подразумевают Плиния Младшего, бывшего правителем Понта и Вифинии, по желанию которого писался портрет Марциала.

3. Певке (см. выше 7, ст. 1). Истр называется немым, быть может, в смысле тихий Дунай, а быть может и потому, что предполагается замерзшим.

vii lxxxv. quod non insulse scribis tetrasticha quaedam,

Что не без вкуса порой четверостишья ты пишешь,
Что двустишье подчас сложишь прекрасно, Сабелл,
Я хвалю, не дивлюсь. Написать эпиграмму красиво
Очень легко, написать книгу претрудная вещь.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXXXV. Сабеллу.

vii lxxxvi. ad natalicias dapes vocabar,

В день рожденья меня звал ты к трапезе,
Как с тобою я, Секст, не был и в дружбе;
Что же случилось, скажи, вдруг что случилось,
После стольких годов и моих всех подарков,
5Что обойден я теперь старый товарищ?
Знаю причину тому: не получил ты
От меня серебра чистого фунта,
Тоги гладкой или новых накидок
Уже не спортула то, что покупают;
10Ищешь ты, Секст, не друзей, а приношений.
Ты говоришь уже мне: «Зватель застонет».

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXXXVI. Сексту.


8. Тоги гладкой, из подстриженного сукна; хотя во флорентинском списке стоит tenuis — тощий.

9. Уже не спортула, Здесь не смысле прямого упоения ужином. Смысл: угощение не может быть покупное.

11. Зватель застонет, в смысле: ты вперед говоришь мне: достанется звателю терпеть удары за то, что забыл позвать тебя. Таким образом ты сваливаешь вину на разносившего приглашения.

vii lxxxvii. si meus aurita gaudet lagalopece flaccus,

Ежели восхищен мой Флакк ушастой совою,
Иль эфиопом владеть, Каний угрюмый, ты рад,
Ежели Публий горит любовью к собачке малютке,
Коль подражанье взлюбил Кроний мартышки своей,
5Ежели Марию так зловредный отраден ихневмон,
Если сороки тебе, Лавз, так приятен привет,
Если Глацилла змею холодную вяжет на шею,
Коль Телезина курган над соловьем возвела,
Как же тому не любить Купидонова лика Лабики,
10Кто к творениям тем видит пристрастье господ?

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXXXVII. О себе. Смысл: если люди питают странные привязанности к разным даже отталкивающим животным, то почему мне любить мальчика Лабику с его головой Купидона (быть может даже пораженного какой-либо юродивостью).


3. О привязанности Публия к своей собачке (см. I, 109).

5. Древние (подобно Шин. Натур. VIII, 24) считали ихневмона вредным крокодилу тем, что этот зверек залезал во внутренности крокодила и, разъедая их, причинял ему смерть.

vii lxxxviii. fertur habere meos, si vera est fama, libellos

Книжки считает мои, когда справедлива та слава,
Из наслаждений своих главным Виенна краса.
Там читает меня и старец, и отрок и мальчик,
И целомудрая пред мужем суровым жена.
5Этому больше я рад, чем если б стихи мои пели
Те, что в наличности пьют в самом источнике Нил;
Чтобы мой Таг приносил мне испанского золота груды,
Чтобы и Гибла пасла, пас бы Гиметт моих пчел.
Стало быть я не ничто и меня в заблужденье не вводит
10Ласковость языка: стану, Лавз, уж верить тебе.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXXXVIII. О своих книжках.


2. Виенна, город аллоброгов в Нарбонской Галлии, ныне Vienne.

7. Таг (см. I, 49, 15).

8. Гибла, сицилийская гора, обильная превосходным медом. Гора Гиметт в Аттике знаменита своим медом.

vii lxxxix. i, felix rosa, mollibusque sertis

Роза счастливая, в путь и увенчай мне
Аполлинария ты волосы нежно.
Их и седыми увить только позднее,
Чтобы Венере быть век милою, помни.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


LXXXIX. Аполлинарий посылаете розовый венок.


2. Аполлинарий (см. IV, 87, ст. 3; и настоящей книги эп. 26).

4. Роза была посвящена Венере и из белой стала красной от крови Адониса, убитого вепрем, или от крови самой Венеры, уколонной шипом розы.

vii xc. iactat inaequalem matho me fecisse libellum:

Распространяет Матон, что не ровную создал я книжку;
Коль это правда, Матон песни мои похвалил.
Пишет точно Клювьен да Умбер ровные книги;
Книга, Кретик, ровна только лишь та, что плоха.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XC. Кретику.


1. Матон, о котором говорится в IV, 79.

vii xci. de nostro, facunde, tibi, iuvenalis, agello

С дачи своей, Ювенал красноречивый, вот этих
В Сатурналии шлю только орехов тебе.
Все остальные плоды раздал необузданным девам
В сладострастье своем сад караулящий бог.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XCI. Ювеналу.

vii xcii. 'si quid opus fuerit, scis me non esse rogandum'

«Знаешь, коль нужно чего, у меня и просить-то не надо»,
Дважды и трижды ты в день, Баккара, мне говоришь.
Голосом грубым меня вызывает Секунд безотвязный,
Слышишь, а нужно чего, Баккара, ты не поймешь.
5Как за наем при тебе несомненно ищут и явно,
Слышишь, а нужно чего, Баккара, ты не поймешь.
Жалуюсь я, что моя холодна и истерта накидка,
Слышишь, а нужно чего, Баккара, ты не поймешь.
Вот, что нужно: чтоб вдруг немым ты стал от удара,
10Чтоб ты не мог говорить, Баккара: «Нужно чего».

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XCII. На Баккару. Поэт насмехается над Баккарой, готовым к услугам только на словах.


3. Секунд безотвязный, заимодавец, требующий процентов.

5. За наем квартиры.

vii xciii. narnia, sulphureo quam gurgite candidus amnis

Нарния, что своей окружает сернистою глубью
Белый поток меж двоих еле доступных холмов,
Квинта зачем моего у меня уводить ты так часто
Радуешься и держать при замедленье большом?
5Что отрады меня Номентанской ты дачи лишаешь
Той, что мне дорога ради соседства была?
Но пощади уж меня, не держи ты, Нарния, Квинта:
Пусть наслаждаешься ты вечным за это мостом.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XCIII. Нарнии.


1. Нарния, город в Умбрии.

3. Квинта, Овидия, владевшего тоже дачей близ Номентана.

vii xciv. unguentum fuerat, quod onyx modo parva gerebat:

Было бальзамом, что вот в ониксе хранилося малом,
А как понюхал Папил, стало подливкой дрянной.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XCIV. О Папиле.

vii xcv. bruma est et riget horridus december,

Зимнею стужей декабрь ерошится терпкий,
Ты же дерзаешь меж тем лобзаньем снежным
Всех то там, а то сям задерживать встречных
И всему Риму, о Лин, раздавать поцелуи.
5Что же бы мог исполнять ты хуже и злобней,
Ежели был бы побит и высечен даже?
Не поцелует жена меня в холод подобный,
Ни недозревшая дочь нежно устами.
Но изящнее ты видно и слаще,
10У кого синеватые виснут ледянки
Из собачьих ноздрей, борода же дыбится,
Словно та, что с козла цинифского режет —
Ножницы вверх острием — стригач киликийский.
Лучше мне сто языков встретить поганых,
15Меньше я даже страшусь нового галла.
Так, если есть у тебя разум и совесть,
Зимние, Лин, отложи свои поцелуи
До Апреля ты месяца, я умоляю.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XCV. На Лина.


4. В римских нравах было целоваться со встречными друзьями.

12. Цинифского, с берегов африканской реки Цинифа, где козы были особенно длинношерстны.

vii xcvi. conditus hic ego sum, bassi dolor, urbicus infans,

Похоронен я здесь, грусть Басса, Урбик младенец,
Коему царственный Рим жизнь и название дал.
До трехлетья шести лишь месяцев не доставало,
Как богини сердясь злую расторгнули нить.
5В пользу какую была краса мне и лепет и юность?
Слез на мой холм урони ты, что вот это прочтешь:
Так к летейским волнам идет пусть Нестора старе
Тот, кому пережить ты пожелаешь тебя.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XCVI. Эпитафия мальчика Урбика.


2. Рожденный в Риме, natus in Urbe, — Урбик.

4. Богини, Парки.

vii xcvii. nosti si bene caesium, libelle,

Цэзия коль хорошо Сабина ты знаешь,
Книжка, который краса всей Умбрии горной,
И земляк моего он Авла Пудента,
Это ему ты подашь, хоть будь он и занят,
5Хоть бы тысячи дел его тяготили,
Для песнопений моих он время отыщет,
Ибо меня любит он и прочитает
За знаменитыми вслед книжками Турна.
О какое же мне готовится имя!
10И что за слава! И как почитателей много!
Будешь пиршества ты, оглашать будешь форум,
Здания, перекрестки и портик и лавки.
Одному шлю тебя, а все прочитают.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XCVII. Книжке своей о Цэзии Сабине.


1. Поэт посылает свою книжку Цэзию Сабину, рожденному, подобно другому другу поэта Авлу Пуденту, в Умбрии.

8. Турн, сатирический поэт из Аврунки, упоминается древними писателями, но его произведения не дошли до нас. Этот Турн не только, отложив все дела, прочтет новую книжку Марциала, но и распространит ее всюду.

vii xcviii. omnia, castor, emis: sic fiet, ut omnia vendas.

Кастор, скупаешь ты все; придется, что все распродашь ты.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XCVIII. Кастору.

vii xcix. sic placidum videas semper, crispine, tonantem,

Мирным всегда бы ты так, Криспин, видал Громовержца,
Рим пусть не меньше б тебя, чем твой Мемфис возлюбил,
Если читаться начнут в парразийском дворце мои песни, —
Счастье ушей достигать Цезаря выдано им —
5То дерзни обо мне сказать, как читатель правдивый:
«Украшенье твоих он не пустое времен,
Он от Марза отстал и Катулла искусного мало».
Только скажи, в остальном богу вверяюся я.

Впервые: Фет А. А., «М. В. Марциала эпиграммы», М., 1891.


XCIX. Криспину.


1. Криспин, бичуемый Ювеналом (Сат. I, 26 и IV. ст. 1, 14, 24, 108), разбогатевший шут и доносчик Домициана, бывший раб рыбного торговца, сын рабыни канопской; поэтому Марциал льстит ему и желает быть настолько же любимым в Риме, как и в Мемфисе.

6. Украшенье твоих времен, Домициановых. Он, Марциал. Поэт просит Криспина высказать эту похвалу императору.

7. О Марзе, писавшем эпиграммы (см. I, письмо).

8. Богу, Домициану.

<100.> Эти три эпиграммы некоторыми критиками не признаются произведениями Марциала, и у Gilbert’a их нет; но так как они находятся у Lemair’a, то мы их перевели. Предоставляю читателям по усмотрению своему пропустить.

C. Понтику.

Понтик, у знатных ты век и все озираешь;
Понтик, большого ты ждешь; ты и большой человек.
Понтик, коль делаешь что, без сторонней толпы исполняешь;
Понтик, ты многим не рад, хитрый же ты человек.
Понтик, природа тебя создала знаменитым красою;
Ты для Елены рожден, Понтик, краса человек.
Понтик, голосом ты алмаз в состоянье бы тронуть;
Понтик, сладка твоя речь; сладостный ты человек.
Понтик, подобный обман других и тебя увлекает;
Понтик, иль правду сказать? Ты препустой человек.

CI. О старухе.

Тронуть, мила, услыхать, ты мила; а если не видеть,
Вся ты мила; увидать — ты уж ничем не мила.

CII. НА МИЛОНА.

Нет Милона в дому; покуда Милон за границей,
Поле пустует, меж тем все порождает жена.
Нива бесплодна зачем, а жена зачем кормит, скажу я;
Некому ниву блюсти, а у жены-то вот есть.

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016