МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

шатерников н. а.


Шатерников Н. А., LIBER II, 27 перев.

ii i. ter centena quidem poteras epigrammata ferre

Сотни три эпиграмм заключать ты могла б, моя книга,
Кто б только вынес тебя, кто б дочитал до конца?
Хочешь ты выгоды знать коротенькой маленькой книжки?
Первое — меньше листов тратит поэт на тебя;
5Дальше — в единый лишь час закончит тебя переписчик,
И не моим пустякам только успеет служить;
Третья же вещь — это то, что, если найдется читатель, —
Пусть до конца ты плоха, — не надоешь ты ему.
Пять киатов смешав, за столом прочтут тебя раньше,
10Чем тепловатым стакан станет с налитым вином.
Что ж! Сохранит ли тебе читателя краткость такая?
Горе мне! даже такой будешь ты многим длинна.

ii iii. sexte, nihil debes, nil debes, sexte, fatemur

Секст, ты совсем не должник, не должник ты, Секст, уверяю.
Может ли быть должником тот, с кого нечего взять?

ii iv. o quam blandus es, ammiane, matri

Аммиан, как ты с матерью приветлив!
Как приветлива и она с тобою!
«Брат!» — тебе говорит; «сестра!» — ответишь.
Но к чему ж имена пустые служат!
5Почему не сказать того, что правда?
Я шучу? Издеваюсь? Нет, совсем нет!
Мать, которая быть сестрою хочет,
О, ни тем ни другим быть не желает.

ii v. ne valeam, si non totis, deciane, diebus

Пусть я умру, если б я не хотел проводить нерасстанно
Целые дни, Дециан, целые ночи с тобой.
Только две тысячи нас разделяют шагов друг от друга,
Станет четыре в пути, если обратно пойду.
5Дома порой тебя нет; если дома, ты часто откажешь:
Дело ли есть у тебя, иль пожелал отдохнуть.
Мне, чтобы видеть тебя, две мили пройти не досадно;
Но чтоб не видеть тебя, — путь уж досаден двойной.

ii vi. i nunc, edere me iube libellos

Вот как трудно, — смотри! — издать мне книжку.
Две странички едва успел прочесть ты
И уж смотришь, Север, в последний листик,
И зевок за зевком протяжно тянешь.
5А, бывало, читал стихи я те же —
Ты, как вор, их писал в листок любовный
И таскал по отдельности их в платье
На обеды повсюду и в театры.
Есть и лучшие там; ты их не знаешь.
10Что ж за радость в такой мне тощей книжке,
Чтоб не толще она была, чем шарик,
Если будешь ее читать три дня ты?
Кто видал удовольствие ленивей!
Иль в пути устаешь ты так же быстро,
15И собравшись проехаться к Бовиллам,
Отпрягать перед Рощей муз попросишь?
Вот как трудно — смотри! — издать мне книжку.

Ст. 11. Шарик (umbilicus) — им кончалась палочка или скалка, на которую навертывался рукописный свиток — римская книга. Ср. III, 2; IV, 89; V, 6.

ii vii. declamas belle, causas agis, attice, belle

Мило читаешь ты вслух и дела ведешь, Аттик, ты мило,
Мило рассказ сочинишь, мило напишешь стихи.
Сложишь ты мило и мим, эпиграмма мило выходит,
Милый грамматик в тебе, милый в тебе астролог.
5Мило ты, Аттик, поешь и танцуешь, Аттик, ты мило,
В лирном искусстве ты мил, мил и в искусстве мяча.
Хоть и хорошего нет в делах твоих, все очень мило.
Хочешь скажу я, кто ты? — Слишком большой хлопотун.

ii viii. si qua videbuntur chartis tibi, lector, in istis

Если, читатель, тебе что-нибудь покажется в книжке
Или уж очень темно, иль не латинское что, —
Грех в этом будет не мой; переписчик напутал во вред ей,
Слишком много стихов дать поспешая тебе.
5Если ты скажешь: «Не он, а только поэт виноват здесь», —
Я бы ответил тогда: нет в тебе сердца совсем!
«Книжка-то все-таки дрянь». — Это ясно, ведь я и не спорю,
Книжка, конечно, плоха, ты только лучшей не дашь.

ii xi. quod fronte selium nubila vides, rufe

Наш Селий мрачен, Руф: чело его в тучах,
Пришедши в портик, он гуляет там поздно,
Лицо так вяло, грустное таит что-то,
И скверным носом чуть не в землю он тычет.
5Колотит Селий в грудь и рвет себе кудри.
И не о брате, не о друге он плачет,
Два сына живы и — молю — пусть жить будут,
Жена здорова, вещи, слуги — на месте,
Приказчик честен, и не прогорел съемщик.
10Так где ж причина для тоски? — Обед дома!

ii xiv. nil intemptatum selius, nil linquit inausum

Селий испробует все, испытает всякие средства,
Ежели надо ему дома готовить обед.
В портик Европы бежит и тебя, Павлин, восхваляет.
Ног твоих быстроту, меры не зная в хвале.
5Если успеха там нет, то к Ограде берет направленье: .
Что-нибудь даст Филлирид, может быть, иль Эзонид.
Но, обманувшись и здесь, к мемфисскому храму путь держит
И на сиденьях твоих, грустная Телка, сидит.
Дальше — к чертогу идет, что на сотню колонн налегает,
10К дару Помпея идет, к славной аллее его.
Ни Фортунатовых бань, ни Фавстовых он не пропустит,
К Гриллу в потемки зайдет, к Лупу — Эолия там.
Моется, моется он в трех термах снова и снова.
Только покончит со всем (бог же успеха не шлет),
15Вымытый, вновь он бежит к нагревшимся буксам Европы:
Не запоздал ли какой, может быть, друг на пути?
Ради тебя и девицы твоей, шаловливый похитчик,
О, забери себе, бык, Селия ты на обед!

Ст. 3. Портик Европы — на Марсовом поле.

Ст. 6. Филлирид — на группу, изображающую кентавра Хирона и Ахилла в Ограде, указывает и Плиний («Естественная история» XXXVI, 29).

Ст. 6. Эвонид — изображение предводителя аргонавтов; находилось в портике Агриппы неподалеку от Ограды.

Ст. 8. Грустная Телка — нимфа Ио, мифическая возлюбленная Зевса (Юпитера), превращенная в корову и опять принявшая человеческий образ после своего бегства в Египет, где сыном ее от Зевса был, по преданию, построен город Мемфис. Ио отождествлялась с египетской богинею Изидой. Храм Изиды был на Марсовом поле.

Ст. 9. На сотню колонн — имеется в виду колоннада у Портика Помпея.

Ст. 18. Бык — Юпитер, похититель Европы.

ii xvi. zoilus aegrotat: faciunt hanc stragula febrem

Болен Зоил: лихорадки его — в тюфяке лишь причина.
Если б здоровый он был, алый, покров для чего?
Нильское ложе к чему, сидонских полно благовоний?
Глупым богатствам его — лишь при болезни показ!.
5Дело ль тебе до врачей? Прогони ты своих Махаонов!
Хочешь здоровья опять? Мой забери-ка тюфяк!

ii xviii. capto tuam, pudet heu, sed capto, maxime, cenam

Льщусь на твой я обед, мне стыдно, Максим, но льщусь я.
Ты — на другого обед. Значит, с тобой мы равны.
Утром иду приветы отдать; говорят мне, что тоже
Ты для приветствий ушел. Значит, с тобой мы равны.
5В свите твоей я иду, за надменным царем поспешая.
В свите другого — и ты. Значит, с тобой мы равны.
Быть мне довольно рабом, у раба служить не хочу я!
Максим! Пусть над царем больше не будет царя.

ii xx. carmina paulus emit, recitat sua carmina paulus

Павел стихов накупил, и их за свои он читает:
То ведь, что куплено, впрямь можно считать за свое.

ii xxvi. quod querulum spirat, quod acerbum naevia tussit

Жалобный слышится вздох, и кашель у Невии сильный.
Харкая, платье твое все заплевала она.
Ты уж, Битиник, решил, что, к счастью, она умирает.
О, ошибаешься, друг. Смерти тут нет, тут обман.

ii xxvii. laudantem selium cenae cum retia tendit

Селий, коль сеть на обед раскидывать станет, то вот как
Сыплет хвалой, хоть читай, дело ль какое веди:
«Верно! Вот сила! Вот блеск! Нет пощады им! Чудо! О, счастье!
Так и хотел я...» Молчи! — ведь обеспечен обед.

ii xxix. rufe, vides illum subsellia prima terentem

Руф, ты видишь того, кто всегда на первых скамейках?
Видно отсюда: рука вся в сардониксах горит.
Плащ его множество раз вбирал в себя тирскую краску;
Тога белей у него, чем незапятнанный снег.
5Запах блестящих волос по всему несется театру;
Гладкие руки блестят: ни одного волоска.
С лункою обувь его не вчерашнюю пряжку имеет
Красный сжимает башмак ногу, совсем не тесня.
Множество мушек пятнит его лоб, —и стал он как в звездах
10Кто это, знаешь ли ты? Мушки сними и прочтешь.

Эпиграмма направлена на бывшего раба, который скрывает мушками (ст. 9) клеймо на лбу.

ii xxx. mutua viginti sestertia forte rogabam

Как-то взаймы я просил мне дать двадцать тысяч сестерций.
Тот, у кого я просил, мог бы легко подарить.
Был он отменно богат, и мой старинный товарищ;
Средства большие его переполняли сундук.
5«Будешь богат, — он в ответ, —коль в суде займешься делами».
Гай, что прошу, предоставь. Я не совета прошу.

ii xxxvii. quidquid ponitur hinc et inde verris

Что стоит на столе, то все берешь ты:
Взял сосков от свиньи, хребта свиного,
Куропатку (двоим ее готовят),
Полбарвены, а щуку прямо целой,
5Бок мурены, от курицы взял ножку.
Взял и голубя ты со всей подливкой,
А набрав, завязал в салфетке мокрой
И рабу передал, чтоб снес домой он.
Мы же все возлежим толпой покорной.
10Если стыд в тебе есть, верни все это:
Не назавтра обедать звал тебя я.

ii xli. 'ride si sapis, o puella, ride

«Смейся, смейся, девица, коль умна ты»,
Пелигнийский поэт сказал как будто.
Но не всем говорил девицам это;
Если б даже он всем сказал девицам,
5То тебе не сказал: ты не девица.
У тебя, Максимина, лишь три зуба
И темнее они, чем букс и деготь.
Если мне да и зеркалу поверишь,
Знай: не меньше должна бояться смеха,
10Чем наш Спаний — ветров, а Приск — касаний,
Чем Фабулла — дождя (на ней белила),
Чем Сабелла — лучей (она с присыпкой).
Будь ты взором своим еще суровей,
Чем Приама жена иль Андромаха, —
15Мимов шуточного Филистиона
И нескромных пиров стремись избегнуть
И всего, что распущенностью милой
Губы дергать начнет заметным смехом!
С грустной матерью сесть тебе прилично,
20С той, что плачет о муже или брате,
И трагедиям лишь отдаться можешь.
Если примешь мои ты увещанья,
Плачь, — о, плачь, коль умна ты, плачь девица!

ii xliii. koina philon haec sunt, haec sunt tua, candide, koina

«Общее все у друзей», — вот, Кандид, твоя поговорка:
С пылом и ночью и днем ты повторяешь ее.
Ткани для тоги твоей омывались в спартанском Галезе,
Или их Парма дала данью прекраснейших стад.
5Тогу мою ж не признало б своей и чучело в цирке,
Что свирепость рогов первым встречает всегда.
Кадмова вышлет земля тебе Агенора рубашки,
Красного ж цвета моя — нуммов не стоит и трех.
Ты на слоновых клыках укрепляешь ливийские доски,
10А у меня черепком буковый стол мой подперт.
На золоченых блюдах у тебя распростерты барвены,
А на тарелке моей жалкий краснеется краб.
Свита рабов у тебя поспорит с распутником Трои,
Мне же помощник — рука; вот она, мой Ганимед.
15И от богатств ничего старинному, верному другу
Ты не даешь, но твердишь: «Общее все у друзей».

Ст. 1 и 16. Общее все у друзей — греческая поговорка; в подлиннике приведена по-гречески.

Ст. 3. Галез — река в Калабрии, протекающая недалеко от города Тарента, основанного, по преданию, выходцем из Спарты, Фалантом. Поэтому Марциал и называет эту реку «спартанским Галезом».

Ст. 4. Парма — город на севере Италии, в Циспаданской Галлии. В окрестностях ее разводилось много овец, славившихся своей шерстью.

Ст. 7. Агенор — мифический финикийский царь, отец Кадма и Европы.

Ст. 11. Барвена — сорт рыбы. Барвена высоко ценилась у древних.

Ст. 14. Подразумевается красавец Ганимед, сын царя Троя; похищенный Зевсом при помощи орла и ставший виночерпием в сонме богов.

ii xliv. emi seu puerum togamve pexam

Тогу ль гладкую иль раба куплю я,
Иль посуды на три, четыре фунта, —
Секст, что в рост отдает свои богатства,
За старинного мне известный друга,
5Уж в испуге, что в долг просить я буду.
Тут он шепчет, .но так, чтоб я услышал:
«Я семь тысяч Секунду должен, Фебу
Вот — четыре; одиннадцать — Филету,
А в моем сундуке нет и квадранта!»
10Ловкий ты человек, о мой товарищ!
Если просят, отказ уж есть жестокость,
Но до просьбы отказ — жестокость вдвое.

ii xlvi. florida per varios ut pingitur hybla colores

Как, разноцветная вся, покрывается Гибла цветами
(К дару короткой весны пчелы тогда налетят), —
Так твои прессы блестят хранимой под ними одеждой,
Платьем застольным пестрит так сундучок у тебя.
5Целую трибу одеть в твои тоги было бы можно:
Их апулийцев земля шлет тебе с множества стад.
О, преступленье — смотреть, как мерзнет друг в рубашонке,
И не заметить, что нет теплых одежд у него!
Вот хорошо бы, злодей, отобрать из богатства два платья —
10Не у тебя, не страшись, Невол: у моли твоей.

Ст. 3. Прессы — тиски для хранения платья.

ii l. quod fellas et aquam potas, nil, lesbia, peccas

Если сосешь ты и воду пьешь, не грешишь ты нимало:
Моешь ту, Лесбия, часть, коей вода и нужна.

ii liii. vis fieri liber? mentiris, maxime, non vis

Хочешь свободным ты быть? О, ложь это, Максим, не хочешь.
Если же хочешь, то вот станешь свободным когда:
Если не будешь желать постоянно в гостях наедаться,
Если вейентским вином жажду свою утолишь;
5Если над золотом ваз посмеешься, несчастием Цинны;
Если довольно тебе тоги такой, как моя.
Если два асса платить ты сможешь в уплату за ласки;
Если под крышу свою, только согнувшись, войдешь.
Раз это будет тебе нипочем и пойдешь ты на это,
10Будешь свободнее ты, чем повелитель парфян.

ii lxxxviii. nil recitas et vis, mamerce, poeta videri

Ты не читал ничего, а хочешь казаться поэтом.
Будь чем угодно, Мамерк, — только стихов не читай.

ii xc. quintiliane, vagae moderator summe iuventae

Квинтилиан! О, юных голов верховный водитель,
Тоги римской краса, выслушай, Квинтилиан!
В бедности жить я спешу и кое-чего достигаю.
Что ж! Ведь никто не спешит в жизни, как нужно спешить.
5Пусть не спешит, кто хочет отцов умножать достоянье, —
Атрий — без меры теснит изображеньями он.
Мне же приятны очаг и дом, не боящийся дыма,
Мил мне источник живой да неразделанный сад.
Пусть будет сытый слуга, и жена без учености важной,
10Ночь с укрепляющим сном, день без судебных забот.

ii xci. rerum certa salus, terrarum gloria, caesar

Власти прочной оплот и вселенной слава, о Цезарь, —
Здравствуешь ты, и народ верит в великих богов.
Если ты благостный взор к прочтенным тобой не однажды
Книжкам поспешным моим, к стихотвореньям склонял, —
5О, прикажи, чтобы сделалось то, в чем судьба отказала;
Чтобы троих сыновей я назывался отцом.
Это утешит меня, коль стихами тебе не понравлюсь;
Будет наградою мне, если мой нравится дар.

ii xcii. natorum mihi ius trium roganti

Прав отца, у кого три сына, ждал я, —
И наградой за музу тот мне дал их,
Кто один только мог. Прощай, женитьба!
Не должны погибать дары владыки.

Ст. 6. Чтобы троих сыновей я назывался отцом — здесь имеется в виду так называемое ius trium liberorum, то есть привилегии, дававшиеся отцам трех детей. Ср. III, 95; IX, 97.

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016