МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

шатерников н. а.


Шатерников Н. А., LIBER IX, 18 перев.

ix xviii. est mihi — sitque precor longum te praeside, caesar

Есть у меня — под защитой твоей пусть и будет надолго! —
Цезарь, в деревне — земля, в городе — маленький дом.
Но поднимает с трудом из узкой долины мне воду
Водоподъемник, чтоб ей жаждущий сад оросить.
5Дом мой засох и ропщет, что нет ему благостной влаги,
А недалеко в ключе Марция влага звенит.
Если бы дал ты моим, о, Август, пенатам ту влагу, —
Стала б Касталией мне иль громовержца дождем.

ix xxii. credis ob haec me, pastor, opes fortasse rogare

Может быть, думаешь ты, мой Пастор, что денег прошу я,
Ради того же, что чернь жаждет и грубый народ, —
Чтобы в Сетинской земле мои притуплялись мотыки,
Или же в тусских полях цепи гремели рабов;
5Сотня бы маврских столов стояла на ножках из кости,
Прут золотой бы скрипел сверху над ложем моим;
Чтобы к большим хрусталям мои губы могли прикасаться
Где бы фалерн у меня черными делал снега;
Чтобы сириец потел над носилками, в тканях канузских,
10И за сиденьем моим шла разодетая толпа;
Чтобы мой гость, опьянев, слугою моим восторгался
(О, не захочешь его на Ганимеда менять!),
Чтобы мне грязный лошак одежду тирскую пачкал,
И массилийская ветвь мне б направляла коня? —
15Все это вовсе не то, клянусь я богами и небом!
Так для чего ж? — Чтоб дарить, Пастор, и строить другим.

ix xlii. campis dives apollo sic myrinis

Феб могучий! О, пусть в полях миринских
Старцы-лебеди песнь тебе слагают,
Пусть и светлые сестры богу служат,
Пусть не лжет никогда твоя дельфийка,
5Пусть тебя Палатин и чтит и любит!
Только пусть по твоим веленьям Цезарь
Стелле в свиту даст ликторов двенадцать!
О, счастливый тогда, обетом связан,
Я на сельский алтарь тебе теленка
10Приведу, озлатив у жертвы рожки. —
Феб, теленок родился! Что же ты медлишь?

Ст. 7. Ликторов двенадцать подразумевается получение консульства. Ср. VII, 63, ст. 9.

ix xlviii. heredem cum me partis tibi, garrice, quartae

Дать мне наследство твое в четвертой части ты, Гаррик,
Клялся святыней своей, клялся своей головой.
Веря тебе (от желаний своих кто бы сам отказался?),
В этой надежде своей слал я подарки тебе.
5А среди них я послал кабана огромного веса:
Хоть и лаврентский он был, но калидонским чета.
Ты ж постоянно сзывал и народ и сенаторов римских:
Рим и доныне рыгнет, бледный, моим кабаном.
Сам же я! — верит ли кто? — и последним гостем не позван;
10Не дал ты мне и ребра, мне и хвоста не прислал.
Как же надеяться мне на четвертую часть из наследства?
Унции мне ни одной — от моего кабана!

ix xlix. haec est illa meis multum cantata libellis

Вот она, петая мной так часто в моих эпиграммах
Тога, — успел полюбить, помнит читатель ее!
Да, Парфений прислал: то поэта когда-то прекрасный
Дар мне, и в ней я ходил, всадником, всем напоказ, —
5В новой! — сверкала она своею блестящею шерстью.
Дева — она оправдать имя «Парфений» могла!
Нынче — старуха она; лишь бедняк ее взял бы дрожащий;
Нынче седою назвать можно по праву ее.
Долгие дни и года! о, чего не уносит поток ваш?
10Уж не Парфениева, — тогою стала моей!

Ст. 6. Она оправдать имя «Парфений» могла — имя «Парфений» происходит от греческого слова «parthenos» (дева).

Ст. 8. Седою — так переведено слово nivea (дословно «снежная»)» потому что выражение Марциала мы понимаем в том смысле, что тога вытерлась до того, что все нити ее побелели. Но, быть может, слово nivea надо понимать в смысле «холодная», «не греющая».

ix liii. natali tibi, quinte, tuo dare parva volebam

Квинт, на рожденье тебе я придумывал малый подарок.
Ты воспротивился мне, — властный ты, Квинт, человек!
Надо твой довод принять; пусть будет, что оба хотим мы,
Что нам приятно двоим: ты мне подарок пришли!

ix liv. si mihi picena turdus palleret oliva

Если с пиценских олив дрозды у меня бы тучнели,
Если б в Сабинском лесу сетью ловил я зверей,
Если гибкий тростник добычу мне легкую дал бы,
Если бы клейкая ветвь птицу могла удержать, —
5О, я почтил бы тебя, родной мой, праздничным даром,
Брату и деду тогда я предпочел бы тебя.
Нынче убогих скворцов и зябликов, жалобу льющих,
Слышит мой дом, и весна — в шумных одних воробьях.
Там, сороки привет услышав, ей пахарь ответит,
10Здесь в небесную высь коршун-разбойник летит.
Значит, и шлю я тебе подарок не первого сорта...
Если ты примешь его, близок ты мне навсегда!

ix lv. luce propinquorum, qua plurima mittitur ales

В день угощенья родных, когда птицу шлют в изобильи,
Стелле, а также тебе, Флакк, я готовил дроздов.
Но прибегает толпа, большая, докучная, к дому;
Первым и близким моим каждый считает себя.
5Двух я отметить решил, но обидеть столь многих опасно;
Многим подарок послать было бы мне тяжело.
Чтоб заслужить извиненье себе, я одно лишь придумал:
Стелле дроздов не пошлю, Флакк, не пошлю и тебе!

Ст. 1. День угощенья родных (который имеется в виду и в предыдущей эпиграмме) — римский семейный праздник, справлявшийся 22 февраля.

ix lix. in saeptis mamurra diu multumque vagatus

Много и долго ходил Мамурра у нас за оградой,
Там, где Рим золотой выставил клады свои.
Юных увидел рабов и съел их глазами своими,
Только не тех, что для всех выставлены напоказ;
5Нет, он увидел таких, что потайно к продаже хранятся:
Их не увидит толпа или такие, как я.
Зрелищем сыт, он и стол и круглый столик раскроет,
Вещь себе сверху велит кости блестящей достать
И, черепаший диван измерив четырежды, с грустью
10Скажет: «Лимонный мой стол будет побольше, вот жаль!»
Бронзу ль увидит, нюхнет: Коринфа ли запах у вазы;
И Поликлета вещей он не одобрить готов.
Жалуясь, будто хрусталь нечистый, стеклом подмененный,
Десять он ваз отберет — мирру хранить — к стороне.
15Цену старинных корзин узнает и спросит про кубки,
Где начеканен узор Ментора славной рукой.
То изумруды сочтет, в золотую втесненные вазу,
То на сережки глядит — женских ушей красоту.
Ищет на каждом столе настоящих он сардониксов,
20Яшмовым крупным вещам цену назначит везде...
Минуло десять часов, и он, утомленный, уходит:
Купит посуды на асс и отнесет ее сам.

ix lx. seu tu paestanis genita es seu tiburis arvis

Пестум ли вас породил, или Тибура луг плодоносный,
На тускуланской земле ль цветом алели своим,
Иль домоводка в саду собирала вас где-то в Пренесте,
Или кампанских полей, розы, вы были красой, —
5Лучшим кажитесь венном моему дорогому Сабину:
Пусть он считает, что сад вас номентанский прислал!

ix lxi. in tartesiacis domus est notissima terris

Многоизвестный есть дом в краю тартесском, далеко, —
Бетис покойный дружит с Кордубой пышною там.
Шерсть золотистых овец природным там золотом светит,
Блещет живое руно на гесперийской овце.
5И посредине, в дому, отовсюду объемля пенатов,
Цезарев вырос платан, густо листву раскидав.
Победоносный пришлец посадил счастливой рукою
Ветвь, — от счастливой руки дерево стало расти.
Кажется, чует оно виновника жизни, владыку:
10Зеленью яркой горит, ветви стремя к небесам.
Часто под деревом здесь опьяненные фавны резвились,
Поздно звучала свирель, дом молчаливый страша;
И по пустынным полям, от Пана в ночи убегая,
Скрыта дриада была в зелени веток не раз.
15Розами пахло в дому при пиршествах громких Лиэя;
Рада, что льется вино, сень разрасталась листвой.
Смятой лежала трава, от вчерашних венков закрасневшись,
И уж никто бы не мог розы признать за свои.
О, услажденье богов, о, великого Цезаря древо!
20Ты не страшись топора иль нечестивых огней.
Можешь надеяться ты, — твоя сень будет вечно в почете:
Ведь не Помпея рука здесь посадила тебя.

ix lxxii. liber, amyclaea frontem vittate corona

Либер, повитый венком, что ты веял за победу в Амиклах!
Хоть авзониец ты сам — в греческой ловок борьбе!
Вот ты прислал мне еду, прислал в плетеной корзинке,
Только, как спутницы яств, нет там бутылки нигде.
5Если достойный себя хотел ты послать мне подарок,
Думаю, знаешь, чего надо мне было прислать.

ix lxxxiv. cum tua sacrilegos contra, norbane, furores

В дни святотатственных смут, Норбан, когда твоя верность
Свято на страже была Цезаря власти у нас, —
Эти стихи сочинял я спокойно в тени пиэрийской,
Твой почитатель и друг, небезызвестный тебе.
5В винделикийских краях читал тебе рет мои строки, —
Даже и Север теперь имя усвоил мое!
Сколько же раз, от старых друзей не желая отречься,
Ты говорил: «Это мой, мой, — говорил ты, — поэт!»
Нынче созданья мои, что прежде в двойное трехлетье
10Чтец пред тобою читал, — я тебе, автор, дарю.

ix lxxxviii. cum me captares, mittebas munera nobis

Руф, меня ты ловил и подарки тогда присылал мне.
Пойман теперь я тобой — и не даешь ничего.
Пленного чтоб удержать, пришли ему тоже подарок:
Ведь из загона сбежит корма плохого кабан.

ix xci. ad cenam si me diversa vocaret in astra

Если б в чертоги на пир, в своем небе, меня приглашали
Цезаря посланный — здесь, и от Юпитера — там,
Пусть бы небесный чертог был и ближе ко мне Палатина,
Я бы всевышним богам вот что велел передать:
5Кто б предпочел пировать с громовержцем, — того вы ищите!
Видите, мой на земле держит Юпитер меня!

ix xciv. santonica medicata dedit mihi pocula virga

Мне Гиппократ подносит бокал сантонского зелья.
Сам же, — о дерзкий! — с меня требует сладких медов.
Тупость такая в тебе, я думаю, Главк, не бывала,
Хоть и доспех золотой ты на железный сменил.
5Может ли требовать кто за горький сладкого дара!
Что ж, получай себе мед, но с чемерицею пей!

ix xcvii. rumpitur invidia quidam, carissime iuli

С зависти лопнуть готов, — о, мой Юлий! — какой-то бездельник,
Что прочитал меня Рим, — с зависти лопнуть готов!
С зависти лопнуть готов, что во всякой толпе постоянно
Пальцами кажут меня, — с зависти лопнуть готов!
5С зависти лопнуть готов, что отца с тремя сыновьями
Право мне дважды дано, — с зависти лопнуть готов!
С зависти лопнуть готов, что под городом славный участок
Дан мне, и в городе дом, — с зависти лопнуть готов!
С зависти лопнуть готов, что друзьям я и мил и приятен,
10Что позовут на обед, — с зависти лопнуть готов!
зависти лопнуть готов, что и любят и хвалят поэта.
Лопни же он наконец, всякий, кто лопнуть готов!

ix c. denaris tribus invitas et mane togatum

За три денария в день ты зовешь к себе утром и в тоге;
Атрий твой сторожить, Басе, повеленье даешь.
Далее — быть при тебе, пред носилками шествовать в свите
Вместе итти посетить чуть не десяток старух.
5Вся износилась на мне дешевая старая тога, —
Только не купишь такой за три денария, нет!

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016