МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

epigrammaton l. iv xlix


XLVIII ←  → L

Nescit, crede mihi, quid sint epigrammata, Flacce
Qui tantum lusus ista iocosque vocat
Ille magis ludit, qui scribit prandia saevi
Tereos, aut cenam, crude Thyesta, tuam
5Aut puero liquidas aptantem Daedalon alas
Pascentem Siculas aut Polyphemon ovis
A nostris procul est omnis vesica libellis
Musa nec insano syrmate nostra tumet
'Illa tamen laudant omnes, mirantur, adorant.
10Confiteor: laudant illa, sed ista legunt

Петровский Ф. А.


Тот, поверь мне, мой Флакк, ничего в эпиграммах не смыслит,
Кто их забавой пустой или потехой зовет.
Больше забавы у тех, кто пишет про завтрак Терея
Лютого, иль про обед твой, кровожадный Тиест,
5Или как сыну Дедал прилаживал плавкие крылья,
Иль как циклоп Полифем пас сицилийских овец.
Нет! Нашим книжкам чужда пустая напыщенность вовсе,
Сирмой безумной совсем Муза не грезит моя.
«Но ведь поэтов таких превозносят, восторженно хвалят».
10Хвалят их, я признаю, ну а читают меня.

Ст. 3. Терей — царь Фракии. Его жена, Прокна, мстя за свою сестру Филомелу, убила своего сына Итиса от Терея и мясо м его накормила Терея.

Ст. 4. Тиест (Фиест) — сын Пелопа, соблазнивший жену своего брата Атрея. В отместку Атрей накормил брата мясом его детей.

Фет А. А.


Что эпиграммы за вещь, о Флакк, поверь мне, не знает
Кто игрушкою их, шуткою только зовет.
Тот играет скорей, кто пишет про завтрак Терея
Ярого, или про твой ужин, ужасный Тиест.
5Или как сыну Дэдал прилаживал талые крылья,
Иль как своих Полифем пас Сикулийских овец.
Всяких надутостей мы в своих чуждаемся книжках,
Муза у нас не чванна ярой хламидой своей.
«Это же хвалят меж тем, дивясь, это все обожают».
10Соглашаюсь, что те хвалят, читают сии.

XLIX. Флакку.


3. Терей, коего супруга его Прокна, дочь царя Афинского Пандиона, накормила общим их сыном Итисом, узнавши, что он обесчестил сестру ее Филомелу и отрезал у нее язык. Терей превращен в удода, Прокна в ласточку, Филомела в соловья.

4. Тиест — сын Пелопса, брат Атрея, предложившего ему в пищу его сына, отец Эгиста.

6. Полифем — циклоп в Сицилии.

8. Трагический плащ сирма, назван здесь ярой хламидом по отношению к трагическому возбужденно.

Шатерников Н. А.


Верь мне, мой Флакк, непонятны совсем для того эпиграммы,
Кто полагает, что в них только смешки да игра.
Больше игры у того, кто пишет про завтрак Терея
Грозного или про твой ужин, ужасный Фиест;
5Или Дедала возьмет, как крылья он сыну приладил,
Иль Полифема, как пас он сицилийских овец.
Нет, словесный пузырь от книжек далек моих вовсе.
Муза не вздута моя, будто в трагедиях плащ.
«Да, но дивятся тому, хвалу воздают, обожают».
10Верно, хвалу воздают, ну, а читают не то!

Ст. 1. Терей — фракийский царь, женатый на дочери афинского царя Прокне, вступил в связь со свояченицей Филомелой и вырезал ей язык, чтобы она не сказала о его насилии. Филомела все же смогла выткать на платье несколько слов, чтобы передать сестре о преступлениях ее мужа. Прокна из мести убивает своего сына Итиса и подает его на ужин Терею.

Ст. 2. Фиест — по мифу, брат греческого героя Антея; последний убил сыновей Фиеста и угостил его их мясом.

Ст. 3. Марциал подчеркивает, что его эпиграммы не связаны с мифологической основой. В связи с ростом науки падало значение мифологии, и она уже не была почвой для искусства. Художник черпает материал для произведений из жизни, он уже не обращается к образцам и сюжетам мифа. Произведения, связанные с мифом, кажутся Марциалу «словесным пузырем». В противоположность таким произведениям Марциал выдвигает свои эпиграммы, написанные на тему дня. Поэт защищает самый жанр эпиграммы и его право на существование. Жанр эпиграммы Марциал понимает в новом смысле. Эпиграмма в его определении — маленькое, насмешливое, острое стихотворение «с солью» и «уксусом».

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016