МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
L. IL. IIL. IIIL. IVL. VL. VIL. VIIL. VIIIL. IXL. XL. XIL. XIIL. XIIIL. XIVL. DE SPECT.

epigrammaton l. xii lvii


LVI ←  → LVIII

Cur saepe sicci parva rura Nomenti
Laremque villae sordidum petam, quaeris
Nec cogitandi, Sparse, nec quiescendi
In urbe locus est pauperi. Negant vitam
5Ludi magistri mane, nocte pistores
Aerariorum marculi die toto
Hinc otiosus sordidam quatit mensam
Neroniana nummularius massa
Illinc balucis malleator Hispanae
10Tritum nitenti fuste verberat saxum
Nec turba cessat entheata Bellonae
Nec fasciato naufragus loquax trunco
A matre doctus nec rogare Iudaeus
Nec sulphuratae lippus institor mercis
15Numerare pigri damna quis potest somni
Dicet quot aera verberent manus urbis
Cum secta Colcho Luna vapulat rhombo
Tu, Sparse, nescis ista, nec potes scire
Petilianis delicatus in regnis
20Cui plana summos despicit domus montis
Et rus in urbe est vinitorque Romanus
Nec in Falerno colle maior autumnus
Intraque limen latus essedo cursus
Et in profundo somnus, et quies nullis
25Offensa linguis, nec dies nisi admissus
Nos transeuntis risus excitat turbae
Et ad cubilest Roma. Taedio fessis
Dormire quotiens libuit, imus ad villam

Петровский Ф. А.


Зачем, ты хочешь знать, в сухой Номент часто
На дачу я спешу под скромный кров Ларов?
Да ни подумать, Спарс, ни отдохнуть места
Для бедных в Риме нет: кричит всегда утром
5Учитель школьный там, а ввечеру — пекарь;
Там день-деньской все молотком стучит медник;
Меняло с кучей здесь Нероновых денег
О грязный стол гремит монетой со скуки,
А там еще ковач испанского злата
10Блестящим молоточком стертый бьет камень.
Не смолкнет ни жрецов Беллоны крик дикий,
Ни морехода с перевязанным телом,
Ни иудея, что уж с детства стал клянчить,
Ни спичек продавца с больным глазом.
15Чтоб перечислить, что мешает спать сладко,
Скажи-ка, сколько рук по меди бьют в Риме,
Когда колхидской ведьмой затемнен месяц?
Тебе же, Спарс, совсем и невдомек это,
Когда ты нежишься в петильевом царстве
20И на вершины гор глядит твой дом сверху,
Когда деревня — в Риме, винодел — римский,
Когда с Фалерном винограда сбор спорит,
А по усадьбе ты на лошадях ездишь,
Где сон глубок, а голоса и свет солнца
25Покой нарушить могут, лишь когда хочешь.
А нас толпы прохожих смех всегда будит,
И в изголовье Рим стоит. И вот с горя
В изнеможенье я на дачу спать езжу.

Фет А. А.


Ты вопрошаешь, зачем так часто сухого Номента
К нивам я малым стремлюсь и к невзрачному лару?
Ни на раздумие, Спарз, ни на отдых в столице
Места нет бедняку. Наставники школы
5Жить с утра не дают, а хлебники ночью,
Медники же во весь день молотками своими;
По столу загрязненному тут благодушно
Неронианской колотит монетой меняла,
Золотого песку испанского там молотильщик
10Палкой блестящею бьет по стертому камню;
Ярая также толпа не стихает Беллоны,
Ни болтун из крушенья с доской на подвязке,
Ни еврей, что на нищенство матерью выслан,
Ни подслеповатый сырниками торговец.
15Тот кто ленивого сна перерывы исчислит,
Выскажет сколько и рук бьют в медь по столице,
Как перед ромбом колхийским серп лунный трепещет,
Этого, Спарз, не знаешь, и знать ты не можешь,
В петилианском своем владении нежась,
20Коего дом озирает высшие горы,
В городе дача и римлянин тож виноградарь; —
Осень твоя не бедней, чем на высях Фалерна, —
Не выходя из ворот разъезжает повозка,
Глубочайший и сон; языками ничьими
25Не нарушен покой; день светит как впущен.
Будит хохот меня толпы проходящей,
И у постели весь Рим. Как только измучен
Скукою спать захочу, убегаю в деревню.

LVII. Спарзу.


1. Номент (см. I, 105).

8. Неронианская монета, из чистого серебра.

11. Беллона, богиня войны, в честь которой жрецы ее наносили себе раны мечами (см. Ювен. Сат. VI, 512).

12. Потерпевшие кораблекрушение носили на себе изображение своего несчастья (см. Горац. Кн. I, Од. 6, V, ст. 14).

17. Ромб, магический инструмент (см. IX, 29, 9).

19. Петилианское владение на Яникуле, принадлежавшее раньше Л. Петилию.

20. Высшие горы, Яникульский холм.

21. В городе, в Риме, где земля была очень дорога, Спарз имел не только сад, но и свой виноградник.

Шатерников Н. А.


Сказать ты просишь, для чего в Номент езжу, —
Что высох вовсе, — к ларам скудного дома.
Ни размышленью, ни покою, верь, места
Нет в Риме, бедным! Не дает нам жить утром
5Учитель школьный, Спарс, и мельники ночью,
А шум кузнечный молотков — и день целый.
Бездельники-менялы на столах грязных
Ссыпают груды денег, что Нерон делал.
А там вот мастер золотой песок с Тага
10На гладком камне бьет блестящею палкой.
А вот — Беллоной вдохновленные толпы.
Моряк болтливый вот, с обломками в связках,
Еврей, просящий так, как мать его учит.
И спичек серных продавец (глаза в гное).
15Кто все помехи перечесть для сна сможет,
Он скажет, сколько рук по меди бьют в Риме,
Как ромб колхийцев на луну удар бросит.
Того не знаешь, знать не можешь, Спарс, вовсе,
Живя прекрасно в Петильяновом царстве.
20Там снизу дом твой на вершины гор смотрит:
Ты — как в деревне, и садовник из Рима.
Соберешь ты больше, чем Формийские склоны;
В своем поместье в колеснице ты ездишь.
И сон глубок твой. Ты работаешь, спишь ли, —
25Кто помешает? — Разве только сам впустишь.
Меня ж идущих толп всечасно смех будит,
И Рим — постель мне. Утомясь совсем скукой,
В усадьбу еду всякий раз, как спать надо.

Ст. 11. Беллона — римская богиня войны.

Ст. 17. По древнему поверью, колхийские колдуны при помощи магического инструмента (ромба) руководили лунными затмениями.

На сайте используется греческий шрифт


© Север Г. М., 2008—2016